среда, 18 сентября 2013 г.

8 Мальчишник

     "Мальчишник", который кое-где опубликован у меня как самостоятельный рассказ, на самом деле является отрывком из книги "Мечтать полезно" - первой части серии "Перекрёсток всех миров".

     Почти накануне свадьбы, в четверг, неугомонные друзья Игоря, проявив завидную настойчивость, раскрутили его на мальчишник. И место его проведения выбрали сами, поскольку виновник торжества до последнего момента упирался. Дружбаны же были неумолимы:
     – Петрович, свадьба свадьбой, в субботу мы тебя пропьем и поплачем. Но мальчишник не зажимай, ты не имеешь права лишать нас радости оторваться с другом, пока он еще холост, – и уволокли Игоря в VIP-сауну «с клубничкой», не называя женишку конкретного адреса поездки.
     С дороги он позвонил Галке:
     – Масик, извини, что не предупредил заранее: я сам не собирался. Меня мужики на мой мальчишник тащат. Да, уже тащат. В какую-то баню. А ты где, уже дома? А может, сама тоже съездишь куда-нибудь? Ну, как хочешь. Не знаю, когда буду, – они намерены отмечать широко. Целую, не скучай.
     А Галка и не собиралась скучать, ей никогда не бывало скучно одной, только с некоторыми людьми. Петрович к их числу не принадлежал, что поднимало его в глазах невесты на недосягаемую высоту. Скорее обрадовавшись, чем огорчившись свободному вечеру, Галка обосновалась на любимом кухонном диванчике, решив добить упрямый японский кроссворд. Картинка никак не хотела рисоваться, причем уже больше недели.    При Петровиче это было неудивительно: когда жених находился в пределах досягаемости, Галка вообще ни о чем, кроме него, думать не могла. Но сейчас Петровича не было, и дело пошло живее.
     Благополучно дорисовав кроссворд, Галка некоторое время скептически рассматривала результат: жизнерадостного бегемота с ромашкой в кривых зубах. И краем уха прислушивалась к невнятному бормотанию телевизора. Пора было гулять с собакой, Шрек уже начал толкать ее ушастой головой и легонько покусывать за ноги.
     – Ладно, пошли; там опять дождь, мальчик. Зимой дождь, весной дождь… А мне, между прочим, послезавтра замуж выходить. Говорят, хорошо, если в день свадьбы идет дождь, но мне мокнуть совершенно не хочется, – Галка оделась, взяла зонт и протянула Шреку застегнутый ошейник, – обувайся!
     Пес привычным движением засунул голову в широкую кожаную петлю и радостно вывалил язык. Поводок ему уже давно не был нужен, Шрек вырос в совершенно беспроблемную собаку. Галка не собиралась долго гулять, но навстречу попалось двое собачников из соседнего подъезда; псы затеяли салочки, а хозяева зацепили Галку языками почти на час.
     Вернувшись домой и накормив пса, она размечталась уже завершить дивный вечер в джакузи, когда раздался телефонный звонок. Это был Коля, один из охранников в офисе Игоря, которого тот брал с собой в качестве водителя, если предполагался выпивон.
     – Галина Дмитриевна, тут такое дело… Игорь Петрович малость перебрал.
     – Так что? Вези его домой, – Коля начал мэкать и бэкать, явно пытаясь деликатно подготовить невесту героя мальчишника к какой-то неприятности, – Коленька, кончай сопли жевать. Он транспортабелен?
     – Да, конечно.
     – Где его машина?
     – Здесь, мы на ней приехали.
     – Так в чем проблема?
     – Игорь Петрович не желает ехать без вас.
     – А чего же он желает? – Галку начал разбирать смех.
     – Он хочет, чтобы вы сюда приехали. Без вас не дает себя одеть и посадить в машину, – тяжеловес Коля чуть не плакал.
     – Он что, там голый и буянит? – Галка не верила своим ушам.
     – Ну, это же сауна, здесь все не очень одетые. А буянить он только грозится. Правда, зеркало и пару бутылок уже разбил, когда его попытались сдвинуть с места.
     – Сколько их там всего? – она попробовала представить себе буйного Петровича во хмелю, но ужаснулась и оставила попытку.
     – Еще трое, но все тоже хороши.
     – Ладно, сейчас приеду, хотя и не уверена, что смогу помочь. Где вы есть-то?
     – Недалеко от «Аэропорта», – Коля объяснил, как проехать, – вы не сомневайтесь, Галина Дмитриевна, он вас уже весь заждался и обязательно послушается.
     Коля еще бубнил в трубку что-то успокаивающее, а Галка уже вызывала по мобильнику такси: свою машину брать не стоило, раз Петрович отправился кутить на джипе. Конечно, она нервничала: опыт общения с пьяными имелся не очень большой, но печальный. Кроме одного приятеля, подверженного длительным запоям, с которым Галке удалось безболезненно расстаться, был еще и отец, Царствие ему небесное! Батюшка в свое время исправно нажирался каждую пятницу и с удовольствием гонял жену и дочь. Он, собственно, и погиб-то по пьянке, замерзнув в сугробе. Так что Галка с раннего детства твердо усвоила: видишь пьяного – отойди.
     А что может натворить пьяный Петрович, она вообще представить себе не могла, поскольку никогда его таким не видела. Но, учитывая габариты и физическую подготовку любимого, по масштабам разрушений и количеству жертв он в состоянии легко заткнуть за пояс Годзиллу.
     Найти пресловутую VIP-сауну удалось не сразу, пришлось еще созваниваться с Колей, и он вышел Галку встречать. Несмотря на позднее время и будний день, заведение явно не пустовало: из-за плотно закрытых дверей слабо доносились звуки веселья разной степени безудержности. Из персонала по пути никто не попался, – может, попрятались. Коля выглядел бледным и несчастным, в полголоса уговаривая Галку не переживать.
     – Мыкола, хватит меня подбадривать, я уже большая девочка.
Коля стушевался окончательно и, предварительно постучав, отомкнул ключом одну из дверей в конце коридора. Открывшаяся картина впечатляла: некогда уютный, обшитый деревом предбанник, не выдержав буйства гусарской пирушки, превратился в тухлый хлев. Пахло, правда, не сеном и навозом, а хуже: ханкой, закусоном и развратом. Трое участников мальчишника еще шевелились. Галка в меру вежливо поздоровалась с мрачными Стасом и Серегой. Третьего, который ожесточенно сражался со шнурками своих ботинок, она не знала.
     – Меня зовут Александр, можно – Шурик, – представился он, чересчур тщательно выговаривая слова.
     – Безумно приятно. Галина, – ответила она, рассматривая центр композиции.
Центр представлял собой обширный стол, на котором в полном беспорядке теснились бутылки и тарелки с остатками закусок, причем бутылки преобладали. На столе, уронив буйну голову на могучие руки, почивал Петрович. Галка заглянула сбоку: нет, не совсем голый, поджарые чресла кое-как обмотаны полотенцем.
     – Эк он меня заждался, а, Коля? Зачем вообще меня вызвонили, неужели не могли вчетвером его упаковать? И не многовато ли у вас тут чахлых сисятников по полу валяется? – Галка подцепила носком ботинка черную тряпочку совершенно несерьезного размера.
     – Галина Дмитриевна, давайте его разбудим, – канючил Коля.
     – Ну, давай, – вздохнула Галка и потрясла гранитное плечо, – Игорь, просыпайся! Давай вставай! Бери шинель, пошли домой.
     С тем же успехом можно было пытаться расшатывать волжский утес.
     – Коля, придержи его за руки, чтобы вдруг не начал ими махать, – попросила она и стала поливать голову Игоря водой из бутылки, продолжая тормошить его за плечо и приговаривая, – Устин Акимыч, что ж ты так нализался-то? Вставай, собака страшная, хлябь твою твердь! Эй вы, группа поддержки! Быстро кофе или чаю крепкого, он зашевелился!
     Петрович не только зашевелился, но и подал голос. Колина страховка пришлась очень кстати, иначе мощная длань жениха смела бы Галку в дальний угол. Игорь сначала заворчал, как грозовая туча, роняя частые капли с лохматой башки, но полив из бутылки не прекращался, и ворчание постепенно переросло в возмущенный рев, местами членораздельный. Если опустить отборный мат, превалирующий в выступлении, его пафос сводился к следующему:
     – Отвали, лахудра! У меня невеста есть, вы, шалавы, ей все в подметки не годитесь!
Несравненная невеста зашлась в диком хохоте, вода в бутылке закончилась, а мокрый Петрович снова затих, побулькивая в луже минералки. Зардевшийся Коля начал вытирать руководство одним из многочисленных полотенец, валяющихся по диванчикам, и при этом неодобрительно косился на замершую в живописных позах группу поддержки. Только Шурик, как наиболее трезвый, тупо шатался перед самоваром, изображая приготовление чая или кофе.
     – Галина Дмитриевна, вы уж его не ругайте, пожалуйста, когда проспится. Он тут только водку пил, а больше ничего…
     – Господь с тобой, Коля, – Галка отсмеялась, – человек напился впервые за полгода, что же его ругать? Если и дальше так пойдет, я ежедневно свечки в церкви ставить буду, пудовые. Но вот как нам пробудить этот монумент непокобелимой верности? Смотреть он на меня не хочет, на слух не воспринимает. Давай попробуем воззвать к подсознанию, используя другое чувство. Подними-ка ему голову, веки можешь не трогать.
     Она порылась в сумке, достала флакончик туалетной воды, пшикнула себе на ладонь и поднесла ее к носу Игоря. Несколько долгих секунд ничего не происходило, но вот Петрович вдохнул поглубже раз – другой и, не открывая глаз, расплылся в счастливой улыбке:
     – Масик мой прие-е-ехал!
Коля придерживал его одной рукой под подбородок, другой – за волосы. Посопев еще немного в надушенную ладонь, Петрович приоткрыл мутные несфокусированные очи:
     – Масик… о-о! Масики, сколько вас приехало?
     – Все, как один, никто не отказался. Счастье мое, вставай, пожалуйста. Восстань ото сна: надо одеваться и ехать домой.
     – А мы где?
     – В бане.
     – Нужно помыться, – закапризничал Петрович.
     – Ты помылся уже.
     – Масик, я нажрался!
     – Вижу, милый. Собирайся, поехали.
     – Поцелуй меня!
     – Я тебя поцелую. Потом. Дома.
     – Нет, сейчас!
     – Кончай балаган! – Галка начала сердиться, – какого хрена ты здесь «Укрощение строптивой» изображаешь?
     – Мужики, масик меня целовать не хочет, – пожаловался Петрович наконец-то замеченным дружкам и пригорюнился, – никуда не поеду, пока не поцелует!
     – Ладно, – согласилась невеста и поставила перед ним чашку кофе, – тогда я тоже остаюсь. Заодно и попарюсь, с лахудрами.
     И она, рассудив, что иначе Петровича нипочем не увести, сняла куртку, бросила ее на ближайший диванчик рядом со своей сумкой и стала неторопливо расстегивать пуговицы джинсовой рубашки.
     – Галь, ты чего делаешь? – Игорь выхлебал кофе, который настойчиво совал ему Коля, и речь его стала немного разборчивее.
     – Раздеваюсь. Ведь ты остаешься? Значит, и я с тобой, как верная боевая подруга. А одетым подругам в бане делать нечего.
     Расстегнув рубашку, Галка присела на диван и сняла мокасины с носками. А затем, встав босиком на коврик, медленно стянула узкие кожаные брюки.
     – Прекрати стриптиз, Галина! Здесь же люди! – Петрович попытался встать, но не смог, запутавшись в своем полотенце.
     – Перед ними тоже не марсианка, не ослепнут. Я вам не мешаю? – обратилась она тоном девицы из рекламы к людям, выстроившимся в шаткую футбольную стенку. Люди ответили согласно сценария того же ролика. – Видишь: люди не против. Они любят, когда баба правильная. Вот Галина Мельникова – правильная баба! – и Галка сняла рубашку.
     Своей фигуры и загара ей нечего было стесняться. Конечно, не Памела Андерсен, но все натуральное и обвиснет еще нескоро; а рядом с Галкиным «нижним бюстом» отдыхала сама Джей Ло. Оставшись в очень игривом комплекте цвета красного вина, она достала из сумки заколку и аккуратно подобрала наверх волосы. Тишина в предбаннике нарушалась только гневным сопением Петровича, катающего желваки по скулам. Сломался он лишь в тот момент, когда невеста завела руки за спину, собираясь расстегнуть бюстгальтер: шарахнул кулачищем по столу и взревел, вращая налившимися кровью глазами:
     – Довольно! В Господа Бога и весь Царствующий Дом, вдоль и поперек… – малый Петровский загиб, который он хотел исполнить, наполовину затонул, заблудившись в хмельных извилинах.
     – … С присвистом, через семь гробов и в центр мирового равновесия, – закончила Галка, не опуская рук.
     – Все! Мы уходим! Галина, ты едешь со мной! Коля, где мои шмотки? – Игорь начал шумно одеваться с помощью Коли, бдительно следя, как Галка облачается параллельно с ним, и бухтя под нос. – Нет, ну что творит, мужики добрые! Что вытворяет! Совсем наглость потеряла, разбаловал я ее на свою голову. В баню ей захотелось, париться! С лахудрами! Что творит!
     «Что-что! – думала Галка, застегивая куртку, – ничего особенного: осваиваю искусство витья веревок».
      Петрович, опираясь на верного Колю, погнал невесту к выходу. Она же, широко улыбаясь, напоследок подмигнула мальчишкам и показала факальный палец:
     – До послезавтра, ребята!
*
Купить эту книгу можно здесь.

8 комментариев:

  1. ну а палец-то зачем ")
    погулляли, бывает ")

    согласно одной теории, надо изредка упиваться в другу друзей ") - лучше всякого психотерапевта/психолога дурь и хандру снимает ")

    ОтветитьУдалить
  2. Изредка - не возбраняется.
    А палец - из чистого хулиганства. Уж я своих героев знаю :)

    ОтветитьУдалить
  3. Здорово, Мариночка! Л.Б.

    ОтветитьУдалить
  4. Прочитала на одном дыхании... Здорово! Молодец Галка, всех на место поставила!:)))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. О... Галка у меня такая - она может :)))

      Удалить
  5. Мария, очень захватывающе написано! Мне бы характер Галки.. Шучу, конечно, но характер Галины сильный, правильный.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, Галка у меня - девушка с характером :)

      Удалить