суббота, 14 декабря 2013 г.

6 Золотое Перо, отрывок 2

     Вот и вышла пятая книга серии "Перекрёсток всех миров" - "Золотое Перо".
    Этот роман, пожалуй, мой самый любимый из всей серии. Надеюсь, что и читателям он понравится. Пусть каждый найдёт своё Золотое Перо :)
Медленно приближающийся вечер нес за пазухой шторм. Это торжественное шествие хорошо было видно с вершины лысого холма – одного из многих таких же, которые, постепенно понижаясь в сторону моря, столпились вокруг залива. Светило, уставшее от напрасных попыток хоть немного прогреть прозрачный осенний день, готовилось отойти ко сну. И в качестве перины выбрало лиловый грозовой фронт, поднявшийся над горизонтом и гонящий перед собой резкие ледяные шквалы. Сморщенная поверхность моря потемнела, а пенные барашки, которых становилось все больше, припустились к берегу в надежде найти там спасение. Но только разбивались о каменную грудь обрыва. Разбивались, уступая дорогу все новым и новым отарам белых кудрявых овец.
Двоих всадников, остановившихся на вершине холма, зарождающаяся буря откровенно не интересовала. Презрев крепчающий ветер, который сулил шумную ночку, они негромко переговаривались, решая, в какую сторону ехать дальше. Дорога впереди раздваивалась, обнимая залив длинными тонкими руками. И справа, и слева примерно на одинаковом расстоянии от путников начали зажигаться огни. Но слева светящихся окон оказалось больше, это направление всадники и предпочли.
Странной они были парой, очень странной. Молодые люди, юноша и девушка, выбрали для себя совершенно одинаковую одежду. Это само по себе удивительно, а во многих мирах считается совершенно недопустимым. Разве можно женщине одеваться в мешковатые штаны из грубой пятнистой ткани, заправленные в шнурованные ботинки? И эти безобразные штаны, и такая же куртка уродуют женскую фигуру, чего ни одна уважающая себя дама желать не может и не должна. Но по виду пригожей девицы никто бы не сказал, что ее обрядили в несуразный костюм насильно. Ее миловидное лицо с высокими скулами и кошачьим разрезом голубых глаз не выражало смущения или недовольства. Только усталость и озабоченность, как и открытая физиономия спутника девушки, которому варварский наряд даже шел.
Но гораздо чуднее одежды и отсутствия головных уборов у молодых путников были животные, на которых они ехали верхом. Эти ладные звери, внешне мало отличающиеся от лошадей, имели рог на голове. Да-да, посреди лба у них рос прямой острый рог, который при ближайшем рассмотрении напоминал штопор. У жеребца он был не менее локтя длиной, у кобылицы – чуть короче. Рога, как и копыта белоснежных сказочных животных, казались сделанными из серебра.
Так или примерно так мог бы рассуждать любой местный житель при виде двух всадников. И можете не сомневаться – рассуждали. Ладно бы про себя, но большинство встречных норовило высказать свое ценное мнение вслух. Впрочем, к настоящему моменту это не относилось, так как местность была приятно безлюдной. Путникам осточертели взгляды и комментарии аборигенов. Конечно, на единорогов везде обращают внимание, это вам не на ишаке прокатиться, но реакция жителей сего благословенного мира не лезла ни в какие ворота.
Определившись с направлением, всадники шагом продолжили путь по дороге, которая благоразумно держалась в стороне от обрыва. Свинцовые волны с грохотом атаковали берег, и чувствовалось, что еще немного, и они будут хлестать через край. Единороги шли, понурив гордые головы, а ветер творил, что хотел, с их роскошными серебристыми хвостами и гривами. Хозяева не так давно позволили своим скакунам перейти на шаг. Позади осталось полдня сначала бешеной скачки, не всегда по ровной дороге, а затем – просто бодрой рыси. Конечно, обычные лошади давно свалились бы загнанными, но и более выносливые единороги находились на пределе своих сил.
Путники ехали молча, подставляя лица ветру и соленым брызгам, которые уже начали долетать до тракта. Все, что можно было обсудить, они обсудили во время рысистого отрезка пути. Погоня выматывает и физически, и морально. Особенно, если не знаешь, за кем гонишься, и не вполне понимаешь, по какой причине преследуют тебя самого. В общем, теперь обоим грезился тихий вечер у камина. Желательно – чтобы никто, ни одна любопытная собака не лезла с расспросами. Утопические мечты…
– Может, свернем? – нарушил молчание молодой человек, когда они поравнялись со столбом, на котором с трудом читаемая в сумерках вывеска зазывала отдохнуть в корчме, стоящей чуть в стороне. – Что-то не хочется после сегодняшнего соваться прямо в город.
Солидное двухэтажное здание из необработанного камня отделял от дороги ухоженный сад, огороженный низкой каменной стенкой.
– Да, Макс, лучше остановиться здесь, – согласилась девушка.
Подъехав к крытой коновязи возле дома, они спешились и привязали к перекладинам единорогов. Сквозь щели закрытых ставней пробивались лучи света, и вытоптанная площадка перед парадным входом была расчерчена узкими желтыми линиями. Загороженное плодовыми деревьями море начало погромыхивать, предлагая всем, кто до сих пор не спрятался, все же подумать об укрытии.
Из резко распахнувшейся боковой двери во двор вывалился упитанный пожилой человек, в котором кто угодно без колебаний опознал бы владельца заведения. Он за ухо тащил упирающегося парнишку в некогда белом фартуке и таком же колпаке. Сердитый шепот хозяина, предназначенный только для этого покрасневшего уха, достиг и ушей путников, с любопытством наблюдавших поучительную сцену:
– Ты даже не сволочь! Ты – полсволочи, ты – кусок сволочи! – шипел он страдальцу в искаженное болью лицо. – Клиента можно обсчитать, это – святое, можно еще как-то обмануть. Но если он заказал жареной телятины, не смей подавать жесткую подметку из бродячей собаки!
– Никакая это была не собака, – гнусил поваренок без тени раскаяния в плаксивом голосе.
– Цыц, мозгляк!
Тут хозяин заметил новых клиентов и осекся, выпустив распухшее ухо воспитуемого. Пацан не преминул воспользоваться свободой и шмыгнул обратно в дом.
– Добрый вечер, господин хороший, – вежливо поприветствовала трактирщика девушка.
– Добрый-то добрый, – с расстановкой отозвался тот, разглядывая молодых людей и их скакунов. – Но если хотите, чтобы он таковым для вас и остался, лучше езжайте дальше.
Нежеланные гости переглянулись:
– Что так?
– Лично я против вас, господа маги, ничего не имею. Но в корчме сейчас ужинает кое-кто из тех, кто давеча пострадал от ваших фокусов. И лучше бы вам не попадаться этим добрым людям на глаза.
– Давеча – это когда?
– Не далее, как вчера, – ухмыльнулся хозяин. – Или запамятовали?
– Спасибо, что предупредил, уважаемый, – молодой человек протянул благодетелю мелкую золотую монету, которая мгновенно исчезла в его бездонном кармане. – Мы уходим.
– Добрый путь, господа маги.
Хозяину стоило неимоверных усилий удержаться от того, чтобы попробовать монету на зуб прямо при тех, от кого она была получена. Он следил, как путники, переговариваясь на незнакомом языке, отвязывают возмущенных единорогов и отъезжают восвояси. Начавшийся дождь заставил трактирщика вернуться в дом, но он успел заметить, что опасная пара свернула направо – прочь от города.

– Вчера, значит, – проворчала девушка. – Есть предложения, Макс?
– Обогнем кабак по бездорожью, попутно изменив внешность, и подъедем с другой стороны. Не ночевать же под дождем!
– Давно нужно было видоизмениться.
И через полчаса у корчмы спешились совсем другие на вид люди. Причем спешились с обычных лошадей. Обоих защищали от не на шутку разошедшегося дождя плащи из тонкой кожи. Путники привязали и расседлали бывших единорогов, а затем сотворили каждому по ведру воды и торбе отборной пшеницы.
Поднявшись по парадному крыльцу, над которым нависал длинный козырек, они откинули капюшоны и взглянули друг на друга при свете фонарей, горящих по обе стороны от двери. Девушка прыснула, ее спутник тоже издал короткий смешок. Молодые люди являлись братом и сестрой, а рассмешило их то, что они, не сговариваясь, выбрали для маскировки внешность своих родителей.
Пышная русая коса девушки превратилась в тяжелый узел из прямых темных волос. Лицо слегка изменилось и сделалось старше. Ее брат, наоборот, посветлел мастью и чудесным образом отрастил усы с кудрявой бородкой. Он тоже повзрослел, а лицо стало чуть грубее, не утратив приятности. Под плащом у Макса обнаружился длинный темный камзол, замшевые бриджи и щегольские ботфорты с пряжками. Все – в соответствии с местной модой. На девушке теперь была надета короткая, по талию, курточка синего бархата и сильно расклешенная книзу помесь юбки и брюк из того же непрактичного материала. Завершали ее наряд удобные сапожки на низком каблуке.
– Привет, папаша!
– Здравствуй, матушка.
Макс распахнул дверь и пропустил сестру вперед. Они вошли в щедро освещенный зал и огляделись. Привычная обстановка – так выглядят изнутри все или почти все придорожные трактиры, корчмы и таверны. Старательно отштукатуренные белые стены этого заведения были украшены штурвалами и рыбацкими сетями. Стойка, два длинных дубовых стола, за которыми на лавках без спинок чинно заседало немногочисленное общество. Судя по виду, купцы. За отдельным столом ужинали трое военных. Шляпы, откинутые за спины этих крепких мужчин, украшали блестящие ромбы кокард.
Навстречу новым гостям уже спешил знакомый хозяин, неся на румяном полнощеком лице широчайшую улыбку:
– Рад приветствовать вас, господа! Добро пожаловать в «Тихую гавань»! Вы оставили лошадей у коновязи?
– Да, сударь.
– За небольшую плату их можно разместить в теплой и сухой конюшне…
– Не стоит, милейший, – возразил Макс. – Им и под навесом неплохо. У нас серьезные боевые кони, постороннему лучше к ним не подходить ни сзади, ни спереди.
– Как скажете, господа, как скажете, – угодливо хохотнул хозяин. – Надеюсь, вы останетесь ночевать? Путешествовать в такую непогоду – мало приятного.
Эту надежду трактирщика гость подтвердил, вручая ему мокрые плащи:
– Да, мы с женой переночуем здесь. Прикажи подать ужин.
– Проходите, господа, располагайтесь. Желаете отдельный столик?
– Не обязательно, – отклонила предложение девушка. – Нас устроит и общий стол.
Они прошли к тому, который находился у дальней стены, и уселись лицом к входной двери, с наслаждением вытянув ноги. Единственный свободный из отдельных столиков путников не устроил тем, что стоял в самом дальнем углу, откуда сомнительно было что-либо услышать. Двое купцов, уплетавших из глиняных горшочков нечто густое и аппетитное на другом конце выбранного ими стола, мельком взглянули на соседей и вернулись к ужину. Хозяин, лично подавший дорого одетой паре подогретого вина с пряностями, заверил, что заказанный ими гусь будет готов в кратчайшие сроки. В проеме, ведущем на кухню, за занавеской из акульих позвонков, мелькнула любопытная мордашка давешнего поваренка. Его ни с кем нельзя было спутать: огромное малиновое ухо делало парня неповторимым.
– Сын? – кивнула в сторону кухни девушка.
– Боже упаси кого угодно от такого сына! – картинно воздел руки хозяин. – Это племянник жены, и я никак не могу выгнать его пинками, хоть ленивое чучело и не заслуживает иного. Мои сыновья уже взрослые, сейчас служат в армии. Вот придут в конце лета, передам ребятам дело и удалюсь на покой.
Трактирщик вернулся за стойку, оставив гостей дожидаться гуся, которого при всем желании невозможно приготовить из собачатины. Этим соображением они и руководствовались, изучая меню. Сестра сначала склонялась к кролику, который готовится быстрее, но решила не рисковать. Как знать: может, здесь и кошек бродячих немало.
Предоставленные сами себе, молодые люди получили возможность слышать разговор за соседним столом, занятым военными. Те, с одобрением поглядывая на интересную соседку, продолжали беседу, начатую давно. Очень любопытную беседу, ради нее одной стоило завернуть сюда на огонек.
– Ну, попадись мне еще эта парочка, – угрожающе цедил вояка с перебитым носом. – Ремней из спины нарежу, да ими же и удавлю.
– Во-во, – подхватил один из его приятелей (нос целый, но левый глаз прикрывает черная повязка), – но я бы сперва девку отымел во все щели. Надо же быть такими наглыми: кадровым офицерам головы морочить!
Третий – тот, что без особых примет, лишь молча кивал. На его мрачном лице без труда читалось, что и парня отыметь не грех. Брат с сестрой покосились друг на друга: да, сунься они сюда в своих настоящих образах, без хорошей драки не обошлось бы. Они не сомневались в победе. Но, находясь при исполнении, были обязаны избегать конфликтов с местным населением.
Из эмоциональной беседы офицеров ребятам постепенно становилось ясно, чем был вызван весьма прохладный прием, оказанный им в предыдущих населенных пунктах. То есть, они предполагали нечто подобное, направляясь в этот мир, а теперь лишь убеждались в достоверности уже имеющихся сведений, которые обрастали печальными подробностями. От кого бы ни была получена первичная информация, ее надлежит тщательно проверить на месте. Вот основное правило инспектора.

Эти двое, закончив несколько лет назад Университет Перекрестка, где они проживали почти всю жизнь, служили там, куда допускались немногие. А работать в Инспекции мечтал каждый второй выпускник Университета, уж очень почетной была эта служба. Но инспектор, кроме ничем не запятнанной репутации, не должен был иметь родственников в других мирах. Оба этих непременных условия подходили к Максиму и Елене – двойняшкам, родившимся двадцать лет назад на лишенной магии старушке Земле.
Ребятам было меньше года, когда их родители перебрались жить на Перекресток – центр огромной магической вселенной. Родня, оставшаяся на Земле, не считалась. Эта взрывоопасная планета могла катиться к пропасти тотальных войн или в любую другую сторону беспрепятственно, поскольку инспекторов туда никогда не посылали. Обязанности сотрудников Инспекции были чрезвычайно разнообразными. В частности, улаживание конфликтов между практикующими магами и не умеющими колдовать членами общества.
Ответственность на плечи всесторонне подготовленных инспекторов ложилась колоссальная. От выводов, которые они делали, ознакомившись с ситуацией, от их действий на месте зависело, в частности, явятся ли вслед за инспекторами инквизиторы. И те, и другие всегда работали парами, которые подбирались не только по деловым качествам – еще важнее квалификации была психологическая совместимость коллег. Елена и Максим только год назад были допущены к самостоятельной работе, а до этого набирались опыта под руководством куратора. До сих пор начальство не имело поводов для недовольства, но…
Две недели назад молодых инспекторов, отдыхавших дома после очередной командировки, срочно вызвал к себе куратор. Серьезный пожилой демон принял двойню, расхаживая по кабинету, который он занимал с незапамятных времен в малом административном здании Университета. Куратор не предложил подчиненным присесть, что являлось крайне тревожным знаком. Плавно перемещающаяся от стены к стене фигура, закутанная в темный плащ, наконец-то остановилась спиной к окну, выходящему на море. Лица руководителя ребята разглядеть не могли, но голос его был мрачен:
– На вас поступили жалобы, дети мои.
Детьми демон величал подопечных, когда сильно гневался, а случалось это довольно редко.
– По какому поводу жалобы, мастер? – спросил Макс, переглянувшись с побледневшей сестрой.
Что они сделали не так? Ребята судорожно перебирали в уме последние командировки и не находили ничего, к чему можно было серьезно придраться и поднять кипеж. Но любая подтвержденная жалобка грозит инспектору отставкой: репутация, черт бы ее драл…
– Безобразничаете, дети мои, впаривая мирянамм фальшивые амулеты по совершенно безбожным ценам. Практикуете гадания по руке, предвещая легковерным клиентам различные бедствия в скором будущем. А затем за бешеные деньги беретесь оные несчастья предотвратить. Стравливаете местных магов между собой, распуская бессовестные сплетни. Это – не все, но я не желаю продолжать. Я, детки, хотел бы услышать ваши толкования подвигов.
– Мастер, – севшим голосом ответила Елена, – ничего из того, что ты перечислил, мы никогда не делали. Прочти наши мысли, и убедишься, что я не лгу. Зачем бы нам все это творить? Из каких миров поступили жалобы?
– Сначала из 218-го, а последний сигнал был из 85-го.
Куратор воспользовался внутренней нумерацией миров, которая была в ходу во всех службах Перекрестка. Разумеется, каждый мир имел название, но разве их все упомнишь? Двойня незаметно перевела дух:
– Тебе известно обо всех наших перемещениях вне Перекрестка, мастер. В 218-м ты был вместе с нами года полтора назад. А 85-й мы вообще никогда не посещали.
– Да, любезные мои, – раз «любезные», значит, руководство немного остыло, – но ваши двойники в настоящее время бесчинствуют именно в 85-м. Свидетели и пострадавшие описали вашу внешность со всеми подробностями. Вплоть до родинки на твоей шее, Лена. И путешествуют эти деятели на единорогах, а уж вам ли не знать, какая это редкость. Отправляйтесь туда немедленно и любой ценой наведите порядок. Любой. Я не позволю, чтобы на сотрудников Инспекции бросали тень. Вот, держите.
Куратор протянул вперед открытые ладони, на которых белели маленькие прямоугольники. Карт-бланш, знаменитый карт-бланш, дающий владельцу широчайшие полномочия, приравнивая к инквизитору. Все, чего бы ни натворил маг, имеющий карт-бланш, не подлежало осуждению. Все, вплоть до убийства.
– Неужели ситуация настолько серьезна? – спросил Макс, не решаясь взять волшебную и такую тяжелую индульгенцию.
– Даже еще серьезнее. Берите же!
Обсуждать приказы ребята не привыкли, и белые карточки, перекочевав в их ладони, моментально растворились. Теперь до окончания командировки, когда карт-бланш придется вернуть, оба сделались не просто инспекторами – инквизиторами. Не самое приятное знание и звание.
– Ступайте. Жду вашего доклада, как только вернетесь. Устного доклада, никакой писанины по этому делу не разводить.
*
Купить эту книгу можно здесь.

6 комментариев:

  1. вот нифига себе отрывочек ")
    чувствую себя скрягой, видя такие кусочища литературной вещи в одном посте ")) совсем заблоггерел ")

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, здесь целая глава. Наверно, я неправа, и не стоило так много выкладывать. Просто тут звучали некоторые голоса типа "хорошо, но мало". Ну, вот вам большой кусок :)
      Да и сам роман не маленький - 14,7 АЛ.

      Удалить
    2. И впрямь слишком много. Сократила многобуквие :)

      Удалить
  2. Мария, а в принципе, в свободном доступе, есть хоть что-то полное?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. http://www.proza.ru/avtor/nocrime
      Вот здесь, на Прозе.ру, есть целиком "Карьера Косолапой Венеры". Опубликовано по главам. Тексты остальных романов удалены. Сами понимаете, мне нет никакого резона оставлять их в свободном доступе. А насчёт Венеры я ещё не решила - буду издавать её или нет.

      Удалить
  3. Сегодня получила авторские экземпляры "Золотого Пера" :)
    Неужели Почта России начала исправляться (тьфу-тьфу-тьфу)? Посылка шла из Киева всего 11 дней, несмотря ни на какие евромайданы.
    Ладная получилась книга.
    Осталось не так много. Скоро творческое наследие закончится, и надо будет писать что-то новое :)))

    ОтветитьУдалить