пятница, 30 июня 2017 г.

0 Маскарад забытых кошмаров. Отрывок 3

Давайте не будем забывать, что блог у меня всё-таки творческий. Поэтому выкладываю очередной отрывок своего творчества. Того, которым увлекалась несколько лет назад. Да, теперь я творю и вытворяю в несколько другой сфере. Но не теряю надежды когда-нибудь вернуться в лоно художественной литературы.
«Маскарад забытых кошмаров» – повесть, входящая во второй том моей сказочной опупеи «Перекрёсток всех миров». Пара отрывков опубликованы здесь и тут. А теперь расскажу, с чего началась эта история. Главных героев их друзья-эльфы пригласили на феерический весенний маскарад, который ежегодно проводится в одном из эльфийских миров. И понеслось…

 


Рано выехать не получилось по двум причинам. Во-первых, все дружно проспали. И, если судить по темным кругам вокруг глаз эльфийской четы, Джена сама охотно пользовалась своими чудесными духами. А во-вторых, пришлось шифроваться от детей, чтобы они не начали ныть и проситься взять их с собой. Крауз еще накануне обещал увести их куда-нибудь после завтрака. Вот все и сидели, давясь неудержимой зевотой в ожидании, когда же бодрые двойняшки закончат размазывать кашу по тарелкам.
  – Мам, а у папы глазки в кучку! – радостно доложил Макс результаты своих наблюдений.
  – Не завидуй, сынок, у тебя еще все впереди, – откликнулся Петрович, наливая себе еще кофе.
  – Как это? – не унималось пытливое дитя.
   Галка пнула мужа под столом ногой, но это не помогло.
  – Вся жизнь, говорю, впереди, – добродушно начал развивать папаша свою мысль. – И глазки в кучку, и язык на плече, и хвост морковкой, и…
   Второй пинок все же заставил Игоря умолкнуть, но детишки уже разошлись. Теперь встряла Ленка:
  – Дядя Бигс, а почему ты все время зеваешь?
   Эльф по-собачьи клацнул зубами, скомкав очередной зевок:
  – Видишь ли, детка… –  начал, было, он привычным профессорским тоном, но жена его перебила:
  – Кто зевает днем, тот ночью не зевает.
  – Довольно болтовни, – вмешалась Вера, сделав страшные глаза и укоризненно качая головой. – Давайте, ребятки, доедайте и пойдем гулять.
   Ухмыляющемуся в седые усы Краузу с огромным трудом удалось увести подрастающее поколение в парк – кормить рыбок в пруду и фонтане.
  – Э-эх, родители! – все никак не могла успокоиться Вера, пока все фыркали в свои чашки.
  – Полно, Верунчик, что такого? Теперь они увидели, что бывает с людьми, которые по ночам не спят.
  – Ой, да что с вами, оболтусами, говорить? Вы бы еще детям открытым текстом объявили, чем всю ночь занимались!
  – Нет, это пока рановато. Сейчас, если будут настаивать, можно сказать, что мы в шашки играли. Или в ладушки, например…
  – Да ну вас! Когда вернетесь-то?
  – Дня через три-четыре, еще сами не знаем. А ребятам наплетите, что мы у Бигса в Университете занимаемся чем-нибудь скучным.
  – В ладушки играете?
  – Типа того.

   Словом, тронулись в путь уже ближе к полудню, а еще примерно через час пересекли границу между мирами, которая здесь называется Переходом или Порогом: плотную молочно-белую завесу тумана. В первый момент показалось, что они по-прежнему на Перекрестке. Те же заснеженные горы вдали, та же волнистая степь вокруг. Только дорога была немного поуже и вымощена теперь красным камнем.
   Вскоре стали попадаться чистенькие благообразные деревеньки, окруженные бело-розовыми облаками цветущих садов. Цветы были всюду: вдоль дороги, в палисадниках, и вообще – до горизонта. Тюльпаны, нарциссы, много незнакомых, но все – удивительно красивые. На холмах по обе стороны тракта шумели свежей полупрозрачной листвой рощи тоненьких деревьев с аккуратными кронами. Пели невидимые птицы, порхали бабочки величиной с доброго скворца…
  – Ну, как, нравится?
  – Красиво, даже слишком, – ответила Галка на вопрос Джены.
    А Игорь добавил:
  – Патоки многовато.
  – Так живут цивилизованные эльфы, – несколько обиженно заметил Бигс.
  – А что, бывают и другие?
  – Сам я не встречал, но слышал, что бывают.
   Дорога постепенно забирала в гору. Изредка они обгоняли всадников: на лошадях, а то и на верблюдах.
  – Что-то не заметно особого оживления…
  – Просто едем поздновато, основная масса гостей прибывает на праздник еще накануне открытия.
  – Мы пропустим что-то особенное? – огорчилась Галка.
  – Не переживай, дорогая, – утешила подругу Джена. – Просто у добропорядочных эльфов принято приезжать заблаговременно. Вся неделя праздника одинаково достойна внимания, на него невозможно опоздать.
  – Как в гости к Богу? – ни к кому конкретно не обращаясь, пробормотал Игорь, который отчаянно боролся с желанием заснуть за рулем.
  – Батя, хватит пороть чушь! Ты сегодня с утра уже достаточно навыступался. Пусти меня за руль и вздремни немного.
   Петрович согласился, хотя и не любил, чтобы жена вела машину в его присутствии. Но горячая ночка действительно вымотала, и он решил, что не грех подремать остаток пути, чтобы получить от праздника хоть какое-то удовольствие. Эльфы тоже кемарили на заднем сиденье, привалившись друг к другу. А Галка свежа, словно проспала минут пятьсот сном праведницы. Уже вся там, на маскараде: рулит бывшей тыквой, обутая в хрустальные кроссовки. Хорошо работает перламутровый листочек, приколотый к воротнику ее шелковой блузки.
   «Мы будем жить с тобой в маленькой хижине…»,  – обещает под весело журчащую из магнитофона музыку Бутусов. Зачем в хижине, почему – будем? Мы уже живем, дай Бог каждому! Погода чудесная, музыка – приятная; ехать бы и ехать…

   Присутствие праздника ощутилось издалека, исподтишка: будто вкрадчивый сквознячок проник в открытую всем ветрам кабину «Хаммера», заставив сонных пассажиров зашевелиться и взбодриться. Игорь вернул себе руководящую роль, дав жене возможность причесываться и охорашиваться в свое удовольствие. А сам начал изучать успевший существенно измениться пейзаж.
   Никаких холмов вокруг, они остались позади. Машина катила по бескрайнему ровному газону с яркими цветниками. Вдоль дороги выстроились свечи кипарисов, а в бирюзовом предзакатном небе, расчерченном перистыми облаками нежнейших оттенков, уходила в перспективу аркада радуг.
   Вскоре впереди и по сторонам показались строения: щедро освещенные павильоны разной величины. И внутри, и вокруг них бурлило веселье. Но эльфы порекомендовали ехать дальше – во дворец, янтарные шпили которого были уже видны.
  – Знаете ли, – пояснил Бигс, – основную часть хлеба и зрелищ мы можем получить везде. Но, поскольку у нас есть официальное приглашение (и поверьте, мне было нелегко его заполучить!), следует отметиться во дворце. Там не будет слишком тесно, ведь приглашения имеют далеко не все.
  – Какие-то дополнительные бонусы?
  – О, да! И сам дворец, и его великолепный парк, и те многочисленные возможности, которые они предоставляют, – все это смело можно считать бонусами.
   Дворец величаво надвинулся и заслонил все вокруг. Светлый мрамор, хрусталь и янтарь: все устремлено ввысь и звенит от разноголосого смеха и негромкой музыки. Как только все четверо вышли из машины, с ними начались волшебные метаморфозы. Поначалу изменения охватили одежду, которая стала преображаться чуть ли не каждую минуту. Игорь с Галкой приехали в светлых джинсах. А помимо легких демократичных штанов на нем был бежевый джемпер, а на ней – светло-сиреневая блузка, с которой так хорошо смотрится бронзовый загар. А эльфы, как и вчера (и как обычно) были облачены в удобные мягкие комбинезоны пастельных тонов.
   И вот уже Бигс в лосинах и короткой замшевой куртке, а Джена – в облегающем малахитовом платье с открытой спиной. На Петровиче появилась строгая черная тройка с белоснежной сорочкой и «бабочкой». Галка же, подросшая сантиметров на восемь благодаря шпилькам, затянута в умопомрачительный кожаный костюм: белый с перламутровым отливом и с короткой юбкой. На голове – такая же широкополая шляпа. А дальше – пошло-поехало.
  – Ребята, нам нужно держаться вместе, иначе мы тут же потеряемся и не сможем опознать друг друга в толпе, – заметил Игорь.
  – Не волнуйся, мы все будем ориентироваться на твой незаурядный рост. Уж ты-то ни в какой толпе не затеряешься, – успокоила его Джена.
   Они двинулись к длинной крытой галерее, что вела во дворец. В вечернем небе махровым цветом беспрерывно вспыхивали фейерверки, а всё вокруг, в том числе и они сами, продолжало меняться: одежда, прически, личины. То золотые маски, то бархатные домино, то птичьи головы, напоминающие о древнем Египте. То – еще что-то – красивое или смешное.
   Среди людей и эльфов шныряли препотешные мультяшки, обнося гостей напитками и осыпая комплиментами и шутками. Все это великолепие многократно отражалось в зеркалах и тонуло в волнах чудесной музыки, накатывающих со всех сторон. Эльфы, шедшие впереди, остановились у одного из зеркал. Галка с Игорем, поневоле замедлившие ход, тоже обратили на него внимание: огромное серебряное зеркало отражало не совсем то, что находилось перед ним.
   Эльфийская пара казалась в зазеркалье еще стройнее и глазастее, причем оба заразительно хохотали. Петрович преобразился в рыцаря, облаченного в сверкающие доспехи, а Галка отразилась в зеркале милостивой королевой в алмазном венце и предельно открытом бальном платье.
  – Как это все понимать?
  – Зеркало отражает ваши представления друг о друге, так что примите поздравления. В прошлый раз мы приехали сюда с нашими знакомыми, очень приятной парой людей. Так на них из этого зеркала смотрели козел и жаба. Вскоре после того маскарада они расстались.
  – Предупреждать надо.
  – Здрасте! Кто же предупреждает о подобных вещах? Да и не поможет…
   Галка долго рассматривала свое отражение, такое сексуальное и прекрасное, а затем сказала:
  – Спасибо, милый: очень откровенно. Странно только, что платье не совсем прозрачное, а на интересном месте не пришпандорена распустившаяся пунцовая роза.
  – Надеешься меня смутить? Тебе тоже мерси боку за то, что мои латы гнутся и не скрипят.
   А затем они с головой окунулись в непередаваемую атмосферу праздника, окутывающую дворец и его окрестности. Они переходили из зала в зал, один прекраснее другого. Здесь танцы, там – веселые представления либо игры. В одном из огромных залов были накрыты столы с изысканным угощением. И повсюду – музыка, смех, радостные и возбужденные лица…

   Ближе к утру Джена с Галкой оставили своих мужей, которым хотелось непременно досмотреть состязания по фехтованию, и пошли искать тихое местечко, чтобы перевести дух и подправить макияж. Подруги с толком провели около получаса в уютной дамской комнате, где кроме них, никого не было.
  – Джена, я безумно рада, что мы сюда приехали. Сто лет не доводилось так веселиться.
  – Что же, считай этот праздник еще одним подарком к твоему дню рождения. Пойдем, а то как бы наших мужиков кто-нибудь не подцепил. Сама видела, какие здесь феи порхают.
  – Ты иди, я догоню, – Галку вдруг неудержимо потянуло хоть на минутку выйти в парк.
  – Я могу подождать.
  – Нет-нет, ступай: разгони там феечек.
   Джена пожала плечами и удалилась, а Галка толкнула стеклянную дверь и шагнула на широкую беломраморную лестницу, спускавшуюся к парку, который сейчас практически пустовал. Кое-где еще горели фонарики, белели под деревьями скамьи и беседки, но желающих погулять по утреннему холодку не наблюдалось. Лишь из одной беседки неподалеку доносился шепот и приглушенный смех.
   Небо на востоке уже начало светлеть, там постепенно разрасталась алая полоска, которая беззастенчиво пожирала ближайшие звезды. Здорово, но слишком прохладно. Галка повернулась к парку спиной и уже взялась за дверную ручку, как вдруг сзади ее окликнул по имени знакомый с младенчества голос, который она никак не ожидала услышать здесь.
  – Мама?! – она стояла у основания лестницы: самая настоящая Галкина мамуля, улыбалась и манила к себе.  – Как ты здесь очутилась?
  – Случайно, девочка. Пойдем, все наши там, в парке. Мы выбрались совсем ненадолго.
  – Подожди, я приведу Игоря.
  – Игорь уже пришел и дожидается нас. Идем же!
   И мамуля быстро пошла впереди: по аллее, мимо скульптур, фонтанов и цветников, а Галка все никак не могла ее догнать.
  – Ма! Куда ты так спешишь?
  – У нас мало времени, Галчонок. Вот придем, там и наобнимаемся.
   Надо же, вот воистину чудесная ночь! И ничего удивительного, ведь на таких сказочных праздниках может случиться все, что угодно. Но до чего же резва мамуля, никак не удается сократить разделяющее их расстояние. Аллея кончилась, теперь вокруг раскинулась огромная лужайка с вычурно подстриженными кустами. Галка оглянулась на дворец: он словно парил в воздухе и больше всего напоминал сейчас многоярусный торт, щедро украшенный свечами.
  – Не отставай, девочка, нас уже заждались!
   Мамулин силуэт светлел на фоне большого массива кустов высотой более человеческого роста. Когда Галка приблизилась, мама шагнула внутрь и тут же скрылась из виду. Так вот это что: лабиринт со стенами из густых вечнозеленых растений.
  – Ма, я тебя не вижу!
  – Я здесь, идем скорее.
   Светлое мамино платье мелькнуло впереди и скрылось за поворотом лабиринта. Вроде, до маразма матери далеко: несколько месяцев назад виделись – была в полном порядке. И чего прятки в кустах затеяла? Еще несколько поворотов, и даже шагов ее не слышно…
  – Мама! Куда ты подевалась?
  – Какая я тебе мама, ты, дрянь человеческая?! – раздался сбоку злобный рык, и на Галку надвинулось жуткое существо в мамином платье, с вытянутыми вперед когтистыми лапами и горящими на звериной морде огромными зелеными глазами.
   Этого не может быть: я заснула и теперь смотрю страшный сон. Главное – не упасть в обморок! Впрочем, я и не умею в него падать, какая удача.
Она неслась, не разбирая дороги и почти не видя ничего вокруг, ослепленная сплошным сиреневым сиянием: защита реагировала на многочисленные препятствия и работала сейчас на полную мощность. Не будь защитного поля, она была бы уже вся разодрана в кровь этими чертовыми кустами. Топот и хриплое дыхание за спиной не отставали и прибавляли бодрости.
   Дура, дура, какая же дура! Купилась, словно последняя лохушка!
   Завидев просвет среди плотных колючих кустов, Галка устремилась к нему и вылетела из проклятого лабиринта, но совсем не там, где вошла в него. Вправо и влево уходил газон, а прямо перед ней темнела живая изгородь с широкой брешью, неизвестно куда ведущей.
   Ведь чуяло мое сердце: слишком все хорошо, так не может продолжаться вечно. С боков бесшумно приближаются высокие зловещие силуэты. А что мы имеем за спиной? Галка обернулась и заорала не своим голосом: со стороны лабиринта к ней направлялся тот самый человек без лица, в плаще с низко надвинутым капюшоном.
   Почему Петрович ее не будит? Он же всегда будил, если жена кричала во сне. Ладно, милый, это я тебе припомню! Страшно поворачиваться спиной к безмолвным теням, но пятиться хрен знает куда – еще страшнее. Так и есть: практически сразу же за проломом в живой изгороди начинался довольно крутой спуск, поросший травой. А что там, внизу? Кажется, лес. Уже почти рассвело, во дворце по-прежнему гуляют, а меня, любимую, какие-то твари загнали на край косогора. Ну, полюшко мое, поле, – не подведи!
   И она покатилась вниз по склону, окруженная сиреневой сферой защитного поля. Мимолетно вспомнился фильм «Доспехи бога», но там бесподобный Джеки Чан летел с горы гораздо красивее. Ей сейчас тоже не помешала бы замедленная съемка…

   Джена, вернувшись к мужикам, застала презанятную картину: Игорь вяло отбивается от прилипшей к нему весьма эффектной негритянки, а Бигс с интересом наблюдает пикантную сцену, подперев спиной колонну и сложив руки на груди. Джена присоединилась к мужу.
  – И давно он в осаде?
  – Порядочно: имел неосторожность принять ее приглашение на танец. Но держится неплохо, вот послушай.
   Темнокожая девица (скорее всего, полукровка, если судить по ушам и тонким чертам лица), очень рослая и гибкая, буквально повисла на Петровиче. До эльфов донесся ее хрипловатый голос:
  – Ты напрасно упираешься, здоровяк. Пойдем, я знаю здесь много укромных местечек. Не пожалеешь: кто попробовал шоколадку, карамельку уже не захочет!
  – Сударыня, я польщен, – гудел в ответ Игорь, – но вынужден вас разочаровать. Я здесь не один: со мной не только друзья, но и персональный набор шоколадных конфет.
  – Что? Ты держишь целый темнокожий гарем? – возмутилась настырная дамочка.
  – Ну, можно и так сказать. К сожалению, ничем не могу быть вам полезным.
   Девица фыркнула и пошла прочь, вызывающе покачивая бедрами. А перед тем, как скрыться за колоннами, она оглянулась, и Петрович поймал мрачный взгляд исподлобья, – неожиданно зеленый.
  – Как видите, ребята, я пользуюсь успехом среди зеленоглазых полукровок. А где моя красавица?
  – Сейчас подойдет. Жаль, что она этого не видела.
   Они подождали немного, а потом еще два раза по немного, но Галка так и не появилась. Пошли искать: прочесали весь дворец сверху донизу, но без результата. Игорь начал психовать, да и эльфам слишком долгое Галкино отсутствие уже стало казаться подозрительным.
  – Куда она могла подеваться? Уму непостижимо: стоит отвернуться, и с нею тут же происходит какая-нибудь хрень!
  – Игорь, а почему ты назвал ту полукровку зеленоглазой? – спросил вдруг Бигс, заметивший, что среди обслуги началось какое-то нездоровое оживление.
  – Потому что на прощание она сверкнула на меня именно зеленым оком, как ни странно. Пока мы разговаривали, ее глаза были черного колера.
  – Нужно срочно найти начальника охраны и заявить.
  – Почему, черт побери?
  – Потому, что зеленые глаза бывают только у диких эльфов.
  – И что из того?
  – А то, что дикие вас за эльфов не считают.
  – Мы тоже не считаем себя за эльфов…
  – Дело в том, что тех, кого дикие не причисляют к эльфам, они считают животными. Со всеми вытекающими последствиями.
   А праздник вокруг продолжался, но уже как-то чувствовалось, что – не для всех. Видимо, испарилась атмосфера беспечности. А может, нашим это просто казалось, ведь для них веселье точно закончилось.
   Начальник охраны дворца отыскался в одном из служебных помещений на первом этаже. Вымотанный и заметно встревоженный эльф, дававший указания двоим подчиненным, недовольно повернул голову в сторону распахнувшейся двери:
  – Извините, господа, но я очень занят.
  – А вы отвлекитесь! У меня пропала жена.
  – Черт, еще одна, – буркнул эльф. – Вы уверены, что вашей супруги нет во дворце? Он довольно большой, знаете ли.
  – Уверен. И я хотел бы знать, что происходит в вашей богадельне. Что значит – еще одна?
  – Ваше заявление – четвертое за ночь: были еще две женщины и один мужчина, и все они – люди. Мы подозреваем, что в парк и, возможно, во дворец проникли дикие эльфы, – неохотно признался начальник охраны.
  – И какие вы предприняли меры?
  – Мои эльфы прочесывают парк. Сударь, я вовсе не обязан перед вами отчитываться!
  – Придется, господин хороший, если хочешь еще пожить. Так откуда дикие проникли, позвольте уж вас спросить? – Игорь держал себя в руках из последних сил, а жить начальнику хотелось.
  – Их владения начинаются неподалеку…
  – Что-о?! То есть вы, уроды жизни, закатываете веселые карнавалы практически на границе со своими дикарями и не удосуживаетесь принять надлежащие меры безопасности?! – Петрович сгреб командира за грудки и начал вытрясать из него душу. – Предупреждаю, секьюрити хреново: если моя жена хоть как-то пострадает, я разнесу вашу музыкальную шкатулку по камушку! А поголовье диких существенно сократится. И не надейся, что это пустые угрозы!
   Начальник хрипел и сучил ногами в воздухе, вцепившись тонкими пальцами в запястья Игоря. Солдаты повисли у него на локтях, но Петрович стряхнул их, словно надоедливых мух. В комнату ворвался еще один охранник:
  – Капитан!
   Игорь поставил капитана на пол и придержал за плечо, чтобы тот не упал.
  – Продолжай, служивый. Капитан тебя внимательно слушает.
  – Капитан? – парень был до крайности взвинчен, но не решался говорить при посторонних.
  – Докладывай, – разрешил капитан слабым голосом.
  – В парке обнаружен труп одной из пропавших женщин.
   Джена громко ахнула. На минуту повисла тишина, а затем Игорь с усилием разжал побелевшие губы:
  – Как она выглядит?
  – Ужасно! – вырвалось у солдата. – Прошу прощения. Молодая белая женщина, волосы – темные.
  – Во что одета?
   Парень замялся и отвел глаза.
  – Говори, мать твою!
  – Ни во что она не одета…
  – Думаю, сударь, вам следует взглянуть на тело, – нарушил затянувшееся молчание капитан.
  – Нет, это не может быть она. Вы не понимаете: моя жена защищена от нежелательных физических контактов. Это не она!
  – К чему же тогда такое беспокойство с вашей стороны? Сударь, я бы рад разделить вашу уверенность, но не получается. Давайте все же убедимся в том, что погибшая дама не является вашей женой. Веди нас, – обратился капитан к солдату.
   Они долго шли через опустевший парк. По аллеям и тропинкам сновали только немногочисленные охранники. Тех, кто желал в этот ранний час погулять на свежем воздухе, охрана вежливо загоняла обратно во дворец. Капитан всю дорогу держался рядом с Петровичем.
  – Сударь, я понимаю ваше состояние и не сержусь за несдержанность. Ваши упреки справедливы только отчасти. Видите ли, с дикими у нас давний и прочный мир, они уже более ста лет не нарушали договоренности и не позволяли себе ничего подобного…
   Игорь не отвечал, уставившись неподвижным взглядом в спину шедшего во главе процессии солдата. Впереди, за плотной группой деревьев, показалась одиноко стоящая беседка, возле которой дежурили двое часовых. Когда все подошли поближе, то увидели на белых ступенях ручейки подсыхающей крови.
  – О, черт…
  – Сударь, это крайне тяжелая процедура, но она необходима. Прошу вас, пройдите в беседку.
   Несколько раз глубоко вздохнув, Петрович поднялся по ступенькам. На кровь старался не наступать. Он скрылся внутри и почти тотчас же вылетел обратно, зажимая рот ладонью. Шатаясь, зашел за угол беседки, и оттуда послышались характерные звуки. Вернулся бледным до синевы и на молчаливый вопрос спутников отрицательно покачал головой.
  – Уверен? Ты хорошо рассмотрел лицо? – дрожащим голосом спросила Джена.
   Игорь с трудом подавил новый рвотный позыв:
  – Нет у нее никакого лица. Над этой несчастной потрудилась целая команда сексуальных маньяков-людоедов. Но она совсем не загорелая, и у нее на ноге большая родинка, вот здесь. Я же говорил, это не может быть Галка. И мне срочно требуется убить кого-нибудь с зелеными глазами!

   Они отошли по возможности дальше от страшной беседки и расположились на скамье: держать военный совет. Игорь достал из заднего кармана мятую сигаретную пачку и зажигалку. Обнаружив, что в пачке всего одна сигарета, он щелкнул пальцами и сотворил такую же, но полную. Закурил и уставился на свои слегка дрожащие руки. Эльфы уселись по обе стороны от него, храня сочувственное молчание.
  – Что же, ребята. Ситуевина на редкость хреновая, – начал Петрович, докурив вторую сигарету. – На местную секьюрити рассчитывать нечего: им лично я не доверил бы и домашние тапочки охранять от шаловливой болонки. Ни я, ни Галка магами не являемся, и наколдовать что-либо, серьезнее той же пачки сигарет, в силах только дома. И никаких полезных прибамбасов у нас с собой нет, поскольку мы ехали на праздник, – он запнулся. – На замечательный такой весенний маскарад, и ничего для экстремальных ситуаций не прихватили. Вернуться без Галки домой, чтобы взять все необходимое, я просто не могу. Поймите меня правильно. Да и времени нет мотаться туда-сюда. Поэтому я вас, профессионалов, мобилизую на поиски, хотите вы этого или нет.
  – Игорь, ты мог всего этого и не говорить, мы хотим найти Галю не меньше тебя. Нам бы и в голову не пришло отказать тебе в помощи, – произнес Бигс, стараясь, чтобы его слова не звучали укоризненно. – Разумеется, мы с Дженой сделаем все, что в наших силах. Я наслышан о вашей с Галей защите. Скажи: ты что, не вполне уверен в ней?
   Петрович протяжно вздохнул и приступил к следующей сигарете:
  – Как можно быть абсолютно уверенным? От резких агрессивных действий она спасает, это проверено. Если в нас выстрелить, швырнуть камень или попытаться ударить, то у нападающего ничего не получится. А если просто подойти и спокойно взять за горло? Или – надежно запереть где-нибудь и оставить умирать с голоду? Мы же не проводили специальных полевых испытаний, поймите! До сих пор Галка всегда находилась под защитой: моей или Гасана. Сколько времени прошло с тех пор, как вы с ней расстались, Джена, – часа два?
  – Пожалуй, больше.
  – Будь все в порядке, она бы давно уже объявилась. А значит, в порядке не все, или она далеко отсюда, и отнюдь не по своей воле. Надо срочно определяться, где ее искать, маги вы эдакие! Ведь она долго не протянет в любом случае: физическая подготовка – ниже среднего, на местности ориентируется плохо, любимых амулетов практически нет… Черт, да это все равно, что вышвырнуть котенка на оживленную улицу!
   Джена накрыла его руку прохладной ладонью:
  – Не обижайся, Игорь, но то, что ты сейчас сказал, – самое распространенное заблуждение среди владельцев кошек. Им кажется, что стоит выпустить изнеженную мурлыку из дому, и она тут же пропадет. Ведь внешний мир полон такими ужасными опасностями, а кошечка – слабая и беспомощная. Уверяю тебя, все совсем не так: на воле нежные создания меняются разительнейшим образом. И, как правило, прекрасно могут за себя постоять.
  – Ну, ты и сравнила…
  – Не я, а ты сравнил. И потом, насколько мне известно, вы с джинном нянчите Галю далеко не с пеленок. Ведь как-то она жила до вас и не пропала. Хватит рассиживаться! Идем туда, где я видела ее последний раз.
  – Твои бы слова – да Богу в уши, – Петрович затушил очередной окурок и поднялся. – Пошли.

*
Мои электронные книги можно найти
здесь

Комментариев нет:

Отправить комментарий