четверг, 10 августа 2017 г.

0 Призрачный город. Отрывок 3


Итак, вот очередной отрывок из того, что я натворила в своё время. Опупею про Перекрёсток я писала не по порядку, а как Бог на душу положит. Хронологию событий восстанавливала уже потом. «Призрачный город» был написан первым, хотя это третий эпизод опупеи. Вот в этом отрывке описаны примерно те же события, но с точки зрения другого персонажа, не человека. Мне вообще нравится сравнивать восприятие разных героев. Входит эта повесть во второй том, который называется «Маскарад забытых кошмаров».

 

Собирались Каширины в страшной спешке. День вообще выдался на редкость суматошным. Не успели проводить одних гостей, сидевших на постоялом дворе с самого утра, как завалилась шумная компания купцов, возвращавшихся домой после удачного похода. Эти парни регулярно останавливались здесь и обычно гостили по нескольку дней. После трудных и зачастую опасных вояжей так приятно отдохнуть перед последним этапом – к дому. Они бражничали, смотрели телевизор, парились в бане. И, конечно, рассказывали о своих приключениях.
   Но на этот раз торговцы спешили, поскольку везли довольно нежный и скоропортящийся груз. Даже раньше, чем обед, они заказали огромное количество сухого льда и тут же рассовали его по своим вьюкам. Петрович подсел к ним за стол, а когда купцы отчалили, кинулся разыскивать жену.
   У Галки по расписанию был урок математики со старшими детьми, так что Игорю пришлось дожидаться его окончания. Макс и Ленка прилежно умножали в столбик трехзначные числа, совершенно одинаково высунув от усердия языки. Петька сидел у матери на коленях, успешно разбирая кубик Рубика. Когда Игорь заглянул в классную комнату и попытался привлечь к себе внимание, жена предостерегающе подняла руку и одними губами прошептала: «Через пятнадцать минут».
   Зная, что настаивать бесполезно и даже опасно, он вернулся в опустевший общий зал выкурить трубку. Через целую вечность явилась Галка с детьми.
  – Я же просила не отвлекать во время уроков. Думаешь, так легко заставить обормотов заниматься?
  – Галь, у нас нет времени, надо срочно собираться и ехать.
  – Что за спешка?
  – Да вот…
   Но Ленка с Максом дергали мать со всех сторон и канючили:
  – Мам, ну мы же все примеры решили! Ну, ма-ам, пошли теперь купаться!
  – Ша! Отца не перебивать! – решительно навела она порядок в рядах отпрысков. – Так что случилось?
  – Предлагаю искупаться не в бассейне, а на острове. Там все и расскажу.
   И пока старшие плескались в заливе, а двухлетний Петька, в одной панамке, ковырялся в сыром песке у линии прибоя, Игорь подробно пересказал жене все, что узнал от купцов:
  – Ребята вернулись из довольно захолустного мира, куда редко кто наведывается. Обитатели там недалеко ушли от первобытнообщинного строя. Самые продвинутые – мореходы, у них развита торговля и кое-какие науки. В степях – кочевые скотоводы, в лесах – охотники, они наиболее отсталые. Но не в этом суть, хрен бы с ними, с аборигенами. Мореходы, у которых наши покупают каких-то немыслимо деликатесных моллюсков, знают острова, на которых водятся драконы!
  – О, Боже, опять драконы!
  – Не опять, а снова, – обиделся Петрович. – Имею я право завести себе дракона?
  – Безусловно, но почему у нас нет времени? Или назавтра у драконов назначено поголовное вымирание?
  – Фишка в том, что, если отправимся сегодня, то застанем там безумно красивое зрелище. У них три луны, сегодня случится общее полнолуние. А в такую ночь в скалах, мимо которых мы поедем, происходит нечто, из ряда вон выходящее. Рой говорит, что словами этого не передать, нужно увидеть. Сам он наблюдал несколько лет назад, так до сих пор под впечатлением. Что-то, связанное с призраками. Сказал, что опасности нет, но лучше не светиться. В общем, быстро собираемся и едем.
  – Какое там время?
  – Зависимое. А с магией в тех краях плоховато, источников очень мало. Шаманы встречаются редко и все – довольно слабенькие. Так что надо взять с собой Гасана и все причиндалы. И амулетов захвати побольше, пригодятся. Дороги там неважные, поедем верхом. Скалы те от Перехода на приличном расстоянии, поэтому выступать надо как можно скорее, чтобы успеть на призрачное шоу.
   Все ясно: у Петровича загорелась в попе свечка, и глаза полыхают отблесками ее огня. Галка не любила спешных сборов, но тут уж деваться некуда: Петровичу со свечкой противиться немыслимо.
  – Ну что ж, поехали. Но раз предстоит ночной переход, давай здесь выспимся. Детки отдохнуть не дадут, так что отправляй их домой и мигом обратно.
   Отдохнув и подкрепившись, они вернулись на Перекресток. Пока Галка собирала вещи, Игорь оседлал коней и вооружился. Они попрощались с домочадцами, пообещав вернуться быстро, и тронулись в путь. Туманный Переход миновали уже на закате, очутившись в узкой долине среди голых безжизненных гор.

  – Не самое приятное местечко…
  – Рой сказал, что горы тянутся недалеко: меньше дня пути, и начнутся леса. Дорога их обходит по краю, направляясь к морю. Аборигены называют себя гарредами. Рой говорил, довольно экзотический народ, на людей похож мало.
  – А подробнее?
  – Подробнее не получилось, мужики страшно спешили из-за своих драгоценных устриц или как их там.
   Постепенно наступила ночь, дорога вилась среди каменистых гор: справа невысоких, слева – наоборот, очень крутых, уходящих далеко вверх почти отвесными стенами.
  – А Луна-то одна!
  – Они по очереди выползают.
   Ехали довольно долго. Вот в небе появилась еще одна Луна, больше и светлее первой. А через некоторое время из-за высоких скал величаво выплыла и третья, огромная и золотистая. Луны вели себя совершенно безобразно: непозволительно быстро кружили в небе, то сближаясь, то расходясь.
  – Вон, смотри: за этой горкой скалы какие-то уж слишком блестящие, – сказал Петрович, прервав игру в «города». – Давай-ка поторопимся. Сдается мне, что Рой рассказывал именно об этом месте.
   Они пришпорили коней. Да, те скалы вели себя не лучше Лун, и одно с другим было явно связано. Когда путники, обогнув горку, сплошь усыпанную камнями всех размеров, оказались почти напротив подозрительных скал, Луны прекратили кружение и замерли на бархате ночного неба, образовав равносторонний треугольник. А скалы, играя цветами побежалости по металлу, начали будто плавиться, перетекать, становиться полупрозрачными и дрожать в неподвижном воздухе. Да, на это стоило посмотреть.
   Галка дотронулась до амулета, висевшего у нее на шее, и мысленно произнесла формулу невидимости для всех присутствующих. Шоу продолжалось, завораживая величавостью. Несколько портил впечатление назойливый ультразвук, сопровождавший действительно бесподобный видеоряд. Лошади начали беспокоиться, поэтому их пришлось срочно угомонить формулой неподвижности.
   Прошло не так много времени, и вот уже вместо скал перед зрителями возвышается светящийся неверным, мерцающим светом город. А из него на дорогу спускаются такие же призрачные, как и он сам, обитатели. И нет им числа.
  – Так вот он какой: ужас, летящий на крыльях «Олвейз», – тихонько провыл Игорь замогильным голосом.
  – Не смеши меня, балда!
  – Лучше смеяться, чем бояться.
   А призраки тем временем заскользили вверх по склону каменистой горки. Примерно на середине подъема они остановились живописной толпой, несколько долгих минут потоптались там, а затем поднялись в воздух и улетели вдоль дороги. Ультразвук продолжал все так же противно звенеть в ушах, три Луны неподвижно висели на фоне звездного неба, а город призраков таинственно переливался слева от дороги множеством зыбких граней.
  – Ну что, поехали дальше? – предложила Галка.
  – Нет, давай дождемся, когда все придет в норму. И еще мне очень любопытно, около чего они на этом холме тусовались.
   Долго ждать не пришлось, вскоре косяк призрачных теней вернулся и без промедления всосался в радужный город, который сразу вслед за этим плавно перетек в незамысловатые отвесные скалы. Лунное трио распалось и медленно расползлось кто куда. Небо за спинами путников начало светлеть, намекая на то, что ночь – не вечна. Исчез и осточертевший звон в ушах. Среди гор зарождалось обыкновенное, ничем не примечательное утро.
   Галка тоскливо оценила крутизну склона, на котором тормознули призраки.
  – Нам обязательно туда лезть?
  – Не так уж и высоко, лентяйка. Видишь вон тот белый камень? Около него наши друзья и зависли.
   Оставив стреноженных лошадей на дороге, они начали подъем по не везде проходимому склону. Галка впереди, следом – Петрович, подстраховывая ее сзади и корректируя направление.
Когда добрались до белого камня, уже совсем рассвело. Около приметного валуна располагалась приличная груда камней помельче, а за ней – укромная ниша,  в настоящий момент отнюдь не пустующая. В ней томно разметалось существо, которое нелегко было счесть человеком.
   Хотя бы потому, что оно имело три пары конечностей: короткие тумбообразные ноги и четыре руки. Верхние две росли, как и положено, из плеч, а нижние, более короткие, – из грудной клетки. Шеи не было и в помине, большая круглая голова располагалась вровень с покатыми плечами, выдаваясь вперед. Близко посаженные глазки, небольшой плоский нос, полное отсутствие подбородка. Голова и плечи поросли густым темно-рыжим мехом (или волосом?), больше всего напоминающим крашеного песца. Уши, расположенные довольно высоко на голове, были лишены волос и закручены в горизонтальные трубочки. В целом этот увалень походил на ежа-переростка, если отвлечься от чрезмерного количества конечностей. Из одежды – свободные темно-зеленые штаны грубого полотна и кожаная жилетка. Рядом валяется мятый бурый плащ. На ногах – стоптанные сапоги пятьдесят последнего размера.
  – Гос-спидя, эт-та что за шестикрылый пятичлен? Он живой?
  – Сейчас проверим, – Петрович положил руку на левую сторону груди «ежика». – Теплый, но сердце стучит крайне редко. Постой, у него тут, похоже, не только руки лишние. – Он переместил ладонь на правую половину груди пациента. – Ого! Бьется, как в тесной печурке Лазо! Парень, хорош придуриваться, открывай глазки.

   Медлок действительно очнулся от звуков противных голосов, однако не спешил этого обнаруживать. Но его начали довольно грубо тормошить за плечо, и юный гарред счел, что дальше притворяться просто глупо. Он приоткрыл глаза и едва сдержал крик ужаса.
Да, оба пришельца находились здесь: более крупный сидел рядом с ним на корточках, а мелкий стоял в ногах. Святые предки! На свете просто не должно существовать подобных уродов!
   Крупный поднялся на ноги и встал рядом с мелким. Оба с интересом разглядывали Медлока, не проявляя враждебности. Прежде гарреду не доводилось встречаться с пришельцами, ибо они почти не совались в леса. Но те, кто их видел, рассказывали, что пришельцы бывают самыми разными. Рассмотрев этих двоих, Медлок пришел к выводу, что они – выходцы из разных миров: уж слишком отличаются один от другого. Объединяло пришельцев только наличие всего двух рук, да темный цвет кожи, как у мореходов и степняков. Ну, и общее отталкивающее впечатление, конечно. Хуже всего в их внешности были глаза: большие, продолговатые и светлые. Именно такие глаза имели василиски в страшных бабушкиных сказках.
   Особенно отвратительно выглядел мелкий: голова высоко над плечами, слишком узок в поясе, слишком длинные и тонкие руки-ноги. Все слишком! Волосы безобразной длины и гладкие, причем растут только на голове. Одежда на груди как-то странно топорщится, и чего он туда напихал? А если вспомнить, какой у него голос… Нет, они не могут быть из одного мира, ведь похожи не больше, чем еловая шишка на кедровую.
   Крупный, у которого ко всему прочему еще и на лице волосы росли, отцепил от пояса что-то вроде фляги и протянул ее Медлоку. Тот отрицательно покачал головой, хотя от жажды страдал зверски. Пришелец сам отпил из фляги и вновь предложил ее, но гарред опять отказался. Мелкий наклонился, уперев руки в колени, и пропищал:
  – Милок, скажи что-нибудь, – подождал немного и распрямился, обернувшись к крупному. – Что нам с пьяным ежиком делать? Может, ну его, поедем дальше?
  – Не видишь, что ли: парень не в себе. Черт знает, что с ним те призрачные друзья сделали.
  – А я-то думала, что он от моей ослепительной красоты дар речи утратил. Самобранка при тебе? Давай позавтракаем. Может, и его удастся пищей заинтересовать.
   Галка расстелила скатерть на большом плоском камне, пошептала над ней и с удовлетворением обозрела получившийся натюрморт. Жареная дичь, рыба, овощи, свежий хлеб, напитки – все в изобилии и пахнет восхитительно. Медлок непроизвольно сглотнул набежавшую слюну. А мелкий-то, оказывается, чародей! Может, встреча с этими пришельцами и есть то самое чудо, которое так ему необходимо?
  – Прошу всех к столу! Парень, ты ведь гарред? Гарред, верно?
   Медлок уловил знакомое слово в невыносимом писке, который издавал мелкий, и кивнул. Крупный сделал приглашающий жест в сторону угощения:
  – Давай, не стесняйся.
   Продолжать упираться дальше не имело смысла, и Медлок поднялся. Мелкий оказался на ладонь ниже его, крупный – почти на голову выше, в нем чувствовалась нешуточная сила.
  – Благодарю за приглашение, пришельцы.

   Вставший на ноги угрюмый «ежик» издал такой густой и низкий рык, что Петрович даже позавидовал. Что ж, с местным языком теперь все понятно, можно переходить на него.
  – Присоединяйся к нашей трапезе, гарред. Имя назовешь?
  – Зовите меня охотником. У нас не принято сообщать посторонним домашнее имя, уж не гневайтесь. Вы – могучие чародеи? – с надеждой спросил Медлок.
  – Не то, чтобы очень, но кое-что умеем, – ответил мелкий. – И, раз уж вы так трепетно относитесь к своим именам, мы тоже назовем псевдонимы. Считай, охотник, что Чип и Дейл пришли на помощь. Ведь она тебе нужна, правильно? – и вручил Медлоку большую жареную птицу, в которую тот немедленно вцепился зубами.
  – Да, помощь нужна, – подтвердил он с набитым ртом. – А кто из вас Чип, кто Дейл?
  – Как тебе больше нравится. Муж да жена, как известно, – одна сатана.
  – Муж и жена? Вы?! – непрожеванное мясо вывалилось у гарреда изо рта.
  – Да, а что?
  – Вы такие… Вы даже пахнете по-разному!
  – Да будет тебе известно, охотник: у нас, у людей, мужчины и женщины стараются не пользоваться одинаковым парфюмом, – с достоинством ответил мелкий, пока крупный давился обидным смехом. – А у вас что, девочки от мальчиков не отличаются?
  – Не настолько же… – пробормотал красный, как вареный рак, Медлок, и склонился над своей птицей.
   Ужас! Парень не смел поднять на дикую пару глаза. Интересно, кто из них жена? У многих насекомых, например, самки гораздо крупнее самцов. Наверно, и у этих людей то же самое. И что за парфюм такой? Медлок не мог себе представить вещи, воспользовавшись которой, можно изменить свой запах.
   Пока охотник предавался тяжким размышлениям, Галка заметила по-русски:
  – Представляю себе местных красоток! Петрович, не захотеваешь как-нибудь наведаться сюда в одиночку? Совершить секс-тур, так сказать…
  – Ты у меня допрыгаешься. Какой же я все-таки терпеливый человек, – и он обратился к смущенному гарреду на его языке. – Так в чем проблема, охотник?
  – А что вы потребуете за свою помощь, Чип и Дейл? – осторожно спросил тот.
  – Не беспокойся, не разорим. Мы обычно помогаем страждущим даром.
  – Так не бывает, – возразил Медлок. – Дармовая – только приманка в капкане.
   Пришельцы дружно рассмеялись:
  – Философ! Тогда расплатишься, чем сам захочешь. Давай рассказывай. Может, мы и не сможем помочь-то. Чего тогда зря торговаться?
   И Медлок, тяжело вздыхая, рассказал людям о своей беде.

*
Мои электронные книги можно найти
здесь 

Комментариев нет:

Отправить комментарий