пятница, 14 апреля 2017 г.

2 Карьера Косолапой Венеры. Отрывок 4

     Продолжаем разговор. То есть, публикацию отрывков из нетленок. Повесть "Карьера Косолапой Венеры" среди них стоит несколько особняком. Она не входит в серию и вышла в Канаде, а не на Украине. Здесь уже опубликовано три отрывка, вот один из них.
     Попала, значит, девушка по имени Венера Косолапая в зазеркалье и угодила там аккурат в начало Игры "Семь королей"...

 

Она добросовестно сунула нос в каждую дверь. Некоторые оказались запертыми, и к ним пришлось подбирать ключи. На одном этаже с уже изученным кабинетом обнаружилось несколько спален, которые хотелось назвать опочивальнями – до того были роскошны эти покои. Пятиспальные кровати под балдахинами, мягчайшие ковры от стены до стены. В смежных комнатах чуть меньшего размера – огромные ванны, утопленные в пол и полные теплой – свихнуться можно! – ароматной водой. Ближайшую ночь она проведет по-царски. За другими дверями находились кокетливые будуарчики или небольшие уютные гостиные. И повсюду – картины, статуи, драгоценные безделушки. Прямо-таки дворец-музей какого-нибудь Людовика из второго десятка.
Неподалеку от лестницы располагался ещё один кабинет с прилегающей к нему гардеробной, предназначенной для мужчин. Радость Веры оказалась преждевременной: мужская одежда, представленная здесь, была ещё неудобнее женской. Как вам шортики в виде арбуза, укомплектованные яркими рейтузами? Или стеганые бархатные камзолы? Военные мундиры, ливреи какие-то. А неподъемные латы всех фасонов? Нет уж, мы лучше в шароварах как-нибудь перебьемся. Они хотя бы впору и почти ничего не весят.
Поднявшись этажом выше, Вера, вместо множества комнат, обнаружила два огромных зала: тронный и другой, предназначенный для трапез. А потрапезничать не мешало бы, – подумала девушка, оглядывая длиннющие столы и ряды стульев с высокими резными спинками. Бутерброды, слопанные в Торжке, давно усвоились и рассосались.
Она почти не удивилась, заметив на одном из столов сервированный поднос. Несколько тарелок, накрытых выпуклыми крышками, два графина – с водой и вином, надо понимать, фужеры, столовые приборы, салфетки. Всё чин-чинарем. И то, что не хрустальное, сделано из серебра. Ясное дело: прием не парадный, зачем же на золоте подавать?
Вера по очереди заглянула подо все крышки. Единственное, что она смогла опознать из представленного на тарелках, это свежие булочки с маком. Остальные блюда, имеющие весьма аппетитный вид и запах, были совершенно незнакомыми. Даже непонятно, из чего приготовлены. Машинально отметив, что неизвестные, но искусные повара потрудились для неё буквально только что, Вера села за стол. У неё вдруг проснулся небывалый аппетит, и это обстоятельство девушка расценила как самое странное из всего, что с ней сегодня случилось.
Последние месяцы Вера вообще ела через не могу. Собственно, она все делала именно так – лишь в силу того, что это почему-то необходимо делать. Но и до гибели Васи она не могла похвастаться хорошим аппетитом, даже любимых блюд не имела. Для неё обед – это первое, второе и третье. Все понятно. А какой там сварен суп и что на десерт: компот из сухофруктов или свежая клубника – без разницы. Походив с Алисой на те занятия, девушка даже сделала вывод, что её безразличие к пище является большим плюсом. Разве лучше относиться к распространенному типу женщин, которые рьяно заедают стресс? В этом случае затюканная Венера Косолапая давно разъелась бы до габаритов беременной слонихи.
Но сейчас есть хотелось. И не просто чего-нибудь сжевать, чтобы наполнился желудок, а попробовать и посмаковать каждое из красиво сервированных блюд, исходящих аппетитным паром на тарелках. Или это просыпается вкус к жизни? – хихикнула про себя Вера, берясь за вилку и нож.
Незнакомые яства буквально таяли на языке. Безумно приятные ощущения! На одной тарелке нежилось в кисловатом соусе что-то явно мясное. На другой – обжаренные в странной панировке тонкие ломтики рыбы с гарниром из неведомых овощей. Была также птица, но какая, Вера так и не поняла. Во всяком случае, не курица. Сложный овощной салат оказался бесподобным.
Вина девушка пригубить не решилась, только понюхала. Любое, даже слабенькое спиртное на неё действовало одинаково губительным образом. После первой рюмки, пусть самой маленькой – на один глоток, она начинала смеяться тем самым смехом, который без причины. Вторая заставляла рыдать даже над удачными шутками. Ну, а третья валила с ног, обеспечив нездоровый сон часов на двенадцать и дикую головную боль в течение ближайших суток. Классе в десятом Вера на одном дне рожденья выпила вина в первый и предпоследний раз. Ей надолго хватило как собственных ощущений, так и насмешек свидетелей позорного дебюта. Последний раз случился после похорон Васи. Для неё было лучше не употреблять ничего крепче кефира. И в этом плане Вера пошла не в родителей. Некомпанейская получилась дочка.
Изысканное угощение не совсем отвлекло девушку от размышлений о ситуации, в которой она оказалась. Нет, о предстоящей игре и, тем более, об её возможном результате Вера не задумывалась, поскольку не видела в этом смысла. Она, перебирая в уме все недавние события, никак не могла ухватить за хвостик одну на редкость юркую мыслишку. И даже не целую, а так – обрывок. Та все время мелькала где-то на периферии, прячась за беспорядочной толпой впечатлений. Только зацепившись глазами за портрет вельможи, висящий почти напротив, девушка поняла, в чем дело. И неуловимая мысль перестала прикидываться зыбким ощущением, выйдя на передний план вполне сформировавшейся.
Вельможа в роскошном парике по пояс выглядел близнецом Исаака Ньютона из учебника физики. Любопытная получается картина. Казненная сегодня девица была приукрашенным двойником самой Веры, а Судья очень походил на одного телеведущего. Смутно знакомые лица попадались и на некоторых других увиденных сегодня картинах, кроме этого портрета.
Что же получается: она попала в мир двойников? Кого ещё здесь можно повстречать? Даже не начавшись, Игра становилась все интереснее…
Имелось одно обстоятельство, которое Веру тревожило. Люди, которых она здесь видела – и живьем, и на портретах – все поголовно были очень смуглыми. Обладая европейской внешностью, по цвету кожи они мало отличались от индусов, к примеру. То есть получалось, что даже тихо сидя в уголке, Вера будет слишком выделяться в любой компании своим бело-румяным лицом. Зато никто здесь не знает её фамилии! Она вообще может назваться любым именем – на лжи поймать некому.

Размышления Веры нахально прервала чёрная кошка. Она бесшумно вспрыгнула на стол неподалёку от девушки и принялась умываться, притворяясь, что никого и ничего вокруг себя не замечает. У Веры никогда не было домашних животных – даже хомячка, даже рыбок. В детстве она просила купить щенка или котенка, но родители ни в какую не соглашались. У бабы Зины, правда, долго жил мордастый полосатый кот. Но Тихон был совсем диким и в руки не давался. К чёрным кошкам Вера по понятной причине относилась настороженно. Впрочем, конкретно эта гладкая короткошерстая киса была не совсем черной: на всех лапах у неё имелись аккуратные белые носочки. Эта особенность окраса напомнила Вере ту кошку, что обитала у неё в красной чакре.
– Кис-кис-кис, – позвала девушка, поскребя ногтями по скатерти.
Так вдруг захотелось с кем-нибудь поговорить, даже удивительно. Вера редко ощущала острую потребность в общении. Кошка аккуратно опустила лапу, которой в настоящий момент приглаживала ухо, и уставилась на Веру огромными желто-зелеными глазищами.
– Хочешь кушать, киса?
Кошка широко улыбнулась и промурлыкала:
– Спасибо, не хочу… огорчать тебя отказом.
Вера отшатнулась, чуть не сбросив на пол поднос, но вовремя вспомнила, что говорил Судья о местном населении, и успокоилась. Спасибо за предупреждение. От подобного сюрприза немудрено и обширный инфаркт заполучить.
– Ты что, новенькая? – спросила кошка.
– Да, совсем. Меня зовут Вера.
– Сесиль, – важно представилась собеседница.
– Ты здесь живешь?
– Иногда. Так что насчет покушать?
– Чем именно тебя угостить, Сесиль?
– Если не возражаешь, я выберу сама. Ты уже поела?
По правде говоря, Вера не просто поела, а достигла ранее неведомого ей состояния, которое Вася, большой любитель пожевать, называл «обожратушки-перепрятушки». Но ещё оставалось непродегустированным на диво аппетитное суфле со свежими ягодами. Едок, проснувшийся в Вере, настаивал на снятии пробы.
– Я займусь десертом, Сесиль. А все, что осталось на других тарелках, в твоём распоряжении.
Девушка сделала радушный жест и придвинула к себе тарелочку с фруктовом суфле. Приблизившись к подносу, кошка с капризным выражением на вытянутой мордочке начала изучать оставшуюся пищу.
– А что, сырой рыбы нет?
– Увы, только жареная.
– Тогда лучше мясо, – недовольно протянула Сесиль, – подвинь ближе, будь добра. Благодарю. Не объяснишь, что такое люди находят в сладком?
– Кроме самой сладости, плохих зубов и лишнего веса – ничего, – ответила Вера, придерживаясь заданного собеседницей преувеличенно любезного тона. – Прошу, Сесиль, угощайся.
Хотелось расспросить эту церемонную и жеманную кисулю, но ведь она заявила, что не живет здесь постоянно. Это во-первых. Во-вторых, к разговорам с животными ещё требовалось привыкнуть. А в-третьих, Вера вообще не имела обыкновения доставать кого-либо вопросами. Тем более, когда человек ест. Тьфу ты! Хорошо: когда некто ест.
Насытившись двумя приличными кусочками мяса, кошка возобновила процедуру умывания.
– Ты – новая Королева Красного Замка, Вера? – с сомнением спросила она, прищурив один глаз.
– Нет, завтра утром уйду. Я оказалась в Игре случайно.
– Почему тогда ещё не ушла?
– Судья предписал мне покинуть замок завтра.
– Ты встретила Судью и осталась в живых?! Ушам не верю! Этот серьёзный господин не является к тем, кто невиновен. Да ты уникум, дорогая Вера.
Сесиль была до того ошарашена, что оставила согнутую лапку на весу. Она во все глаза рассматривала уникальную гостью замка, склонив голову набок.
– Впрочем, где-то я его понимаю, – кивнула кошка, закончив осмотр. – Многие к старости становятся сентиментальными, а такую женщину не каждый день увидишь.
– Что ты имеешь в виду? – насторожилась Вера, заподозрившая подвох.
– Кроме экзотического внешнего вида – я говорю о цвете лица, приятном взору – тебя отличает на редкость мирное и скромное поведение.
– Это плохо?
– Разве тебя осудили?
Кошка превратила свои очи в два сияющих полумесяца, и Вера слегка расслабилась. Если вспомнить манеры её похитительницы и предположить, что они характерны для местных женщин…
– Судья сказал, что я могу играть, раз у меня есть кости.
– Ему все безоговорочно доверяют, – кивнула кошка.
– Сесиль, ты хорошо знакома с правилами Игры?
– Так-сяк, ведь к ней почему-то допускаются только люди. Но постоянных игроков я знаю неплохо.
– Видишь ли, я не спросила у Судьи, просто на ум не пришло. Есть ли какие-нибудь ограничения по частоте ходов?
– Не поняла?
– Ну, вдруг можно делать всего один ход в сутки, например?
– Ах, это. Нет, таких запретов не существует. К тому же удачный, то есть, длинный ход за сутки и не пройдешь. В общем, ходишь, пока не возникнет желание отдохнуть.
Честно говоря, это желание у Веры уже возникло. Нет, до такой степени переедать недопустимо, дорогая. Обильный стол, хоть и не шведский, вогнал девушку в сонливость. Вот будет обидно, если он обернется «шведским» же, чересчур мягким стулом, которым страдают на заграничных курортах многие соотечественники, дорвавшиеся до халявы! У нас ведь как: раз уплачено, нужно жрать в три горла, чтобы добро не пропадало. Сама Вера никогда не летала загорать – ха-ха! – в теплые страны. Она вообще почти ничего, кроме Москвы и Торжка, не видела, но знакомые впечатлениями делились.
– Ты что-то ещё больше побледнела, – озабоченно заметила Сесиль. – Плохо себя чувствуешь?
– Пока нет, просто в сон потянуло.
– Днем?
– А ты как думала? Большая разница во времени плюс плотный обед. Но ложиться прямо сейчас я не собираюсь, хотела бы закончить осмотр замка. Не подскажешь: я могу занять любую спальню?
– Кроме королевской, она этажом выше.
– Куда убрать посуду?
– Да откуда ты явилась такая старательная? – расхохоталась Сесиль. – А прислуга на что?
– Но я никого здесь не встретила, кроме тебя.
– И не встретишь, потому что замок обслуживается невидимками.
– Вот как…
Вера поежилась. Довольно неприятно узнать, что вокруг бродят невидимки, которые тебя прекрасно видят. А она дважды переодевалась и была намерена перед сном принять ванну…
– Так, теперь ты покраснела, – заявила Сесиль. – Но тебе идет, поверь. Не смущайся: прислуга хорошо вымуштрована и не имеет обыкновения подглядывать за господами.
– Приятно слышать. Что ж, пойду дальше. Не желаешь присоединиться?
Кошка смешно сморщила носик:
– Чего я там не видела? Нет уж, побуду здесь. Может быть, чуть позже в парк спущусь.
– Мы ещё увидимся?
– Не могу обещать, – последовал уклончивый ответ. – На всякий случай желаю удачи в Игре.
– Счастливо оставаться, Сесиль.
Веру немного огорчил отказ кошки сопровождать ее. Девушка надеялась, что та станет сообщницей. Так, кажется, выразился Судья? Начинать Игру в одиночку, не имея какого-либо советчика, было всё-таки страшновато. Вера мало смыслила в кошках. Но то, что они – животные своевольные, девушке было известно. Уговаривать смысла нет, а жаль.

*
Мои электронные книги можно найти
здесь 

2 комментария: