суббота, 26 ноября 2016 г.

0 Конокрады и не только. Отрывок 3

       Понятия не имею, зачем продолжаю публиковать здесь отрывки из своих нетленок. Разве что по привычке. Инерция - великая сила, против неё не особенно попрёшь. Никто не читает? Ну и ладно, им же хуже. Начало этой истории, если кому-то вдруг интересно, вот здесь.
     А дальше там случилось много чего, но сегодня не о том. Сегодня о метро. Вот как думаете: все, кто там встречается, - люди? Я точно знаю, что нет. Почему? Потому что я - автор. Я так решила, ясно? :)
     Для тех, кому лень ходить по ссылке: дело происходит на постоялом дворе Перекрёстка, столицы Вселенной магических миров. А повесть "Конокрады и не только" входит в книгу "Маскарад забытых кошмаров". То есть, обложка не перепутана: в книге три небольших повести.

 

   Поутру Вере хватило одного взгляда на них, чтобы понять: мотались на остров, и очень успешно. Отдохнувшие, свеже-шоколадные, с одинаковыми блаженными улыбками. Сама же она чувствовала себя разбитой и вымотанной до последней степени.

  – Я, наверно, возьму Ванечку и тоже схожу на остров, – осторожно завела Вера. – Хотя бы на денек. Справитесь без меня?

   Когда дело касалось ее самой, Веруня напрочь забывала, что время на их чудесном курорте – зависимое, и ее отсутствия никто не успеет заметить. Привычка по-наседски оберегать и заботиться была в ней неискоренима. Заботу же о себе со стороны других Вера почему-то переносила с трудом, а размеры ее благодарности зачастую превосходили даже неразумные пределы.
   Покосившись на мужа, Галка с облегчением отметила, что тот уже поманил к себе джинна и шепотом отдает распоряжение. Дело в том, что Вера, в отличие от нее самой, предпочитала отдыхать именно у озера, среди сосен. А уж если Петрович жену не пустил поглядеть, во что они с Краузом превратили бунгало за время холостяцкого отпуска, то впечатлительному Верунчику не только видеть, но даже слышать об этом совершенно противопоказано. Ее хлебом не корми – дай побеспокоиться да попереживать вплоть до бессонных ночей и употребления валерьянки литрами.
  – Отдыхай, сколько потребуется, ничего страшного здесь не произойдет, – заверила она чересчур ответственную подругу, убедившись в том, что Гасан уже доложил о выполнении задания. – Давай, я помогу собрать Ваньку.
  – Нет-нет, не беспокойся, я сама. Мы быстренько, не балуйтесь тут, – и Вера, подхватив усердно грызущего резиновое кольцо сынулю, вышла из общего зала.
   Игорь с Галкой только переглянулись и развели руками: вся она в этом, и переделать Веруню нереально. Услышав шум моторов за внешними окнами, они подошли взглянуть и ужаснулись: к постоялому двору со стороны Города приближался длинный караван снегоходов и «Харлеев», которые стали на Перекрестке очень популярными за последние годы.
  – Блин! Неужели сегодня, как мы могли забыть?!
  – Похоже, что смогли…
   Сомнений не было: это прибыли участники и болельщики большого финала «Метро». Экзотическую для этих краев забаву – катание в Московском метро – изобрел старший сын Бигса и Джены, – Вельт. Года два назад, когда телевидение здесь еще не приелось, он при просмотре какого-то фильма заинтересовался динамичными сценами, снятыми в подземке. Расспросил подробно хозяев, которые знали о метро не понаслышке. Уговорил Игоря разок взять его с собой, а затем сагитировал нескольких приятелей принять участие в игре.
   Под руководством землян были разработаны жесткие правила, которые никто из участников не смел нарушать под страхом отлучения от игры, а страх этот был силен. В частности, запрещалось создавать аварийные ситуации, а также использовать магию (исключение составляли только моменты появления и ухода). Соревнования проводились регулярно, причем играли и командами, и по одиночке.
   Самым популярным видом соревнований были поездки из одной заданной точки в другую, обычно – с несколькими пересадками, в час пик, и, разумеется, на время. Забава очень быстро приобрела популярность у молодежи Перекрестка. А вскоре среди игроков появились и настоящие мастера, которые, будучи разбуженными ночью, могли без запинки ответить, из какой именно двери какого вагона требуется выйти, чтобы оказаться как можно ближе к нужному эскалатору на любой станции. Одно время ребята носились с идеей охватить и наземный транспорт, но это нововведение не прижилось у основной массы участников: оно оказалось слишком экстремальным для жителей Перекрестка.
   Соревнования проводились в несколько этапов, начиная с самых простых – отборочных, и заканчивая суперфиналом, который приходился как раз на конец года. А это означало, что сегодня на постоялом дворе скучать не будет никто.
   Галдящая орда игроков и их фанатов с грохотом сапог и ботинок армейского образца ввалилась в зал и оккупировала стойку. Участвовали, в основном, люди с эльфами. И то последним приходилось в обязательном порядке надевать головные уборы, чтобы не смущать обывателей своими острыми ушами. Представители других народов допускались лишь в том случае, если им удавалось достаточно хорошо замаскироваться под человека. Гномы сами отказались от участия, пополнив армию болельщиков, поскольку даже ради такой захватывающей игры  не собирались расставаться с бородами, которые начинали у них расти лет с десяти и заботливо культивировались всю оставшуюся жизнь. А где вы видели бородатых детей? Уж точно не в Московском метро. За маскировкой игроков строго следила Галка, не допуская к участию никого в необычной одежде или со слишком экзотическим для Земли цветом кожи. Загримировался – молодец, играй. Не сумел – болей.
   Отдохнувшая, посвежевшая Вера вернулась и тут же схватилась за голову при виде шумной толпы, заполонившей зал, который стал казаться тесноватым:
  – Боже, что это?
  – Финал «Метро», мы сами про него забыли.
  – Пойду ставить тесто, – обреченно прошептала Веруня.
   Кухня постоялого двора славилась среди знатоков и любителей покушать двумя категориями блюд: Галкиными салатами и Вериной выпечкой. Нет, все остальное тоже было на очень высоком уровне, но выпечка и салаты – это нечто особенное, такого не встречалось больше нигде. Но если Галка, вдохновенно сочиняющая салаты со смелыми сочетаниями продуктов и оригинальными заправками, не трудилась делать их собственноручно, а лишь давала задания самобранке, то ее подруга до такой вопиющей лени не опускалась. Она все делала сама: месила тесто, творила невообразимо вкусные начинки и выпекала в большой духовке на кухне, которую специально для нее оборудовали. До появления Верунчика постоялый двор обходился без кухни, хозяин просто наколдовывал заказанные гостями блюда.
   Итак, Вера метнулась к своей любимой плите, а Галка занялась осмотром игроков: все ли соответствуют предъявляемым требованиям. Перво-наперво, она заставила двух парнишек из так называемых вампиров вставить контактные линзы и строго предупредила, чтобы не вздумали улыбаться во время кросса:
  – Мальчики, вы же не первый раз играете, должны знать такие вещи. Народ там впечатлительный, ваши красные глаза и длинные клыки могут, чего доброго, и панику вызвать среди тех, кто не сумел заснуть в вагоне.
   Ребята неохотно подчинились, умолчав о том, что собирались пугать пассажиров намеренно: за такое озорство их могли снять с соревнований без права восстановления.
  – Игорь, игрокам спиртного не наливай, – напомнила она мужу.
  – Будь спокойна, не допросятся.
  – Рика, ты играешь или болеешь сегодня?
  – Играю.
  – Тогда убери, пожалуйста, волосы под шапку, – попросила Галка барышню с роскошной нежно-голубой шевелюрой. – Грим твой в полном порядке, но кудри выбиваются.
  – Но там у вас красят волосы… – недовольно протянула та.
  – Да, но не в такой цвет. Я настаиваю, Рика.
  – Ладно, перед самой игрой уберу.
  – Здорово, Вельт!
  – Доброе утро, Галя, – отозвался молодой красавец-эльф, на котором уже повесились двойняшки. Парень всегда охотно с ними играл и не уставал отвечать на бесконечные вопросы.
  – Что-то я Гая не вижу.
  – Братишка сегодня не в форме: ногу подвернул. Приедет чуть позже, вместе с предками, будет только болеть да уничтожать пироги.
  – Жаль…
  – А ему-то как жаль!
  – Какие маршруты сегодня?
  – «Отрадное» – «Битцевский парк» без использования кольцевой, и «Щелково» – «Планерная» с кольцом. По две пары на каждый маршрут, навстречу друг другу. Это – обязательная программа, а потом еще пойдут произвольные маршруты, где учитывается не только время, но и сложность. Ну, и показательные выступления в самом конце. Сейчас ребята разомнутся немного, и начнем. Как раз там народ с работы поедет.
  – Не налегай так на соки, дружок.
  – Да, – невесело усмехнулся Вельт, – я помню, как однажды метался там в поисках туалета. Моча в голову ударила, пока сумел очаровать одну сердечную дежурную по станции, и она допустила меня в служебный.
   Подкрепившись, гомонящая толпа переместилась в западное крыло дома, где на первом этаже имелось достаточно просторное помещение, способное вместить всех желающих, оборудованное зеркалами для перехода в метро, а также зеркалами слежения. Игроки отправились разминаться: войдя в зеркало здесь, они невидимками выходили из зеркал, расположенных в начале каждой платформы подземки, предварительно назвав нужную станцию. Сразу же после выхода они становились видимыми, сливались с толпой москвичей и гостей столицы, садились в поезд, и двери за ними закрывались.
   Разминка ничего интересного собой не представляла, но Галка немного понаблюдала за одним из игроков. Никакой ностальгии, но было приятно слушать знакомые звуки: истошный вой и лязг поездов, объявление остановок механическими голосами. Узнавать станции, мимо которых проезжала сотни раз. Как все же хорошо, что сама она уже давно не там, не среди раздраженных и хмурых людей, набившихся в вагоны.
   Болельщики, запасшиеся впечатляющим количеством пива, обсуждали достоинства и недостатки игроков, шансы команд на победу. Мнение большинства склонялось к тому, что победит, как и в прошлом году, команда эльфов и вампиров: они более юркие, чем люди, им проще маневрировать в толпе.
  – Галя, а ты почему не хочешь поучаствовать? – спросила появившаяся под руку с мужем Джена.
  – Ни за какие коврижки: я предостаточно в свое время покаталась в метро и сыта чувством локтя по горло!
  – Как вообще дела? Расскажи про лавера, – потребовала подруга.
  – Хорош до безобразия. До сих пор не понимаю, как смогла устоять. Правда, меня со всех сторон пасли и поддерживали, а бедняге чинили препоны…
  – Ладно, после игры поговорим, – Джена принадлежала к числу фанатов, и фанатизм в данном случае перевесил женское любопытство.
   Галка вернулась в зал, где Петрович уже зашивался, ведь кроме приехавших на финал «Метро» существовали и обычные гости, причем в немалом количестве. День покатился своим чередом, наполненный заботами и хихоньками по любому поводу.

   Состязания закончились для команды эльфов-вампиров неожиданным и самым печальным образом. Обязательные маршруты они прошли великолепно, с большим преимуществом во времени, но в разгар произвольной программы случилось непредвиденное. Игорь, оставивший за стойкой джинна, чтобы хоть немного посмотреть финал, прибежал обратно с перекошенным лицом и громко воззвал к своему сменщику:
  – Старик, быстро дуй в Москву: там двоих ребят менты замели!
   Они бросились в зал для болельщиков, среди которых творилось что-то невообразимое. Все орали, топали ногами, Джена вообще пронзительно свистела в четыре пальца. Гасан немедля нырнул в метро, а Галка потребовала показать ЧП с самого начала.
   Отличились те самые юные вампиры. В их произвольное выступление была включена пересадка с «Комсомольской» – радиальной на кольцевую. И мальчишки, застав плотно забитый пассажирами эскалатор, не удержались от соблазна: решили съехать вниз по разделяющим ползущие лестницы балюстрадам. Они вскочили на эти возвышения и начали свой слалом то на корточках, то – на тощих задах, уворачиваясь от светильников и подвергаясь справедливому порицанию со стороны замученных предпраздничными покупками граждан.
   А внизу резвую парочку уже поджидали-подъевреивали стражи правопорядка, некстати шерстившие там лиц кавказской национальности. Вампирята скатились прямо в ласковые объятия двух бравых сержантов. Мало того, что их невежливо скрутили, и оба от боли обнажили длинные клыки, так один еще и линзу потерял, что оказалось уж совсем лишним.
   Обычная толкотня у эскалатора мгновенно превратилась в паническую. Кто-то орал от страха, кого-то придавили, и он блажил по другой уважительной причине. Столпотворение достигло пика, когда на месте происшествия появился Гасан. Само собой, джинна не было видно (еще не хватало!), но под его воздействием виновники переполоха медленно растворились в воздухе, оставив милиционеров с пустыми руками и серьезными психологическими травмами.
   Снятые с пробега баламуты пытались хорохориться, но недолго. Вскоре они, осознав, что отлучены от игры, уже размазывали мутные вампирьи слезы по впалым щекам и умоляли, чтобы хоть кто-нибудь взял их на поруки. Но желающих среди возмущенной публики не нашлось. Даже соплеменники провинившихся, которые обычно стоят за своих горой, осудили паршивцев в очень резкой форме. Болеющие за команду людей издевательски ребят поблагодарили, особо подчеркнув, что всегда рады видеть их среди противников.
   Один за другим возвращались с дистанции участники состязания. Узнав о происшедшем, они, в зависимости от темперамента, впадали либо в бурную ярость, либо в уныние. Людей не особенно радовала такая тухлая победа. Эльфов обуревало бешенство пополам с отчаянием: командный зачет для них накрылся медным тазом, остались только личные достижения. Показательные выступления в результате оказались сорванными: для них, что ни говори, необходим кураж, а его как-то никто не ощущал.
   Петрович, являющийся бессменным почетным председателем жюри «Метро» и, по совместительству, третейским судьей по всем вопросам, почуяв назревающий самосуд, заявил, что проведет с нарушителями индивидуальную беседу. По-отечески взяв засранцев за тощие кадыкастые шеи, Игорь повлек их на выход из «болельного зала», шепнув на ходу жене:
  – Сообрази всем чего-нибудь вкусного и расслабляющего. Что там у Веры с пирогами?
  – Сейчас узнаю.
   Вампирчики, размечтавшиеся уже о том, что их сейчас немного пожурят, а затем выдадут индульгенцию, испытали глубокое разочарование. Игорь довел их до входной двери и объявил тоном, не терпящим никаких возражений:
  – Душеспасительных бесед не будет, дети мои. Заводите то, на чем сюда приехали, и катитесь домой.
  – Дядя Петрович, мы… – пацаны одинаково плаксиво искривили яркие губы, резко выделяющиеся на бледных мордашках.
  – Вы, вы! Устроили переполох на одной из самых оживленных пересадок. Я еще раз просмотрю сюжет: если кто-то из пассажиров получил физические травмы, дядя Петрович вас разыщет и повыдергивает клыки. Раз не умеете предвидеть последствия своих шалостей хотя бы на один шаг вперед, такие игры вам противопоказаны. Отдыхайте, соколики.
   Понурые и хлюпающие носами красноглазые соколики выкатились с постоялого двора. Направляясь обратно к болельщикам, Игорь по дороге встретил жену и Веру, спешащих туда же с огромными подносами пирожков, распространяющих восхитительный аромат.
  – С чем? – поинтересовался он.
  – У меня с мясом, а те – с капустой.
   Петрович взял по паре с каждого подноса, употребил, жмурясь от удовольствия, и открыл перед дамами дверь. Среди фанатов еще кипели страсти, но при виде угощения основная масса переключилась на него, и кипение достаточно быстро утихло до уровня недовольного побулькивания. Веруня поспешила обратно на кухню, а Галка, пользуясь тем, что подруга не видит, принялась быстренько наколдовывать точные копии пирожков, исчезающих с катастрофической скоростью. И о квасе с медовухой не забыла.
  – Ты чего такой кислый? – она заметила недовольное выражение на лице мужа. – Там все отделались испугом и помятыми боками, мне Гасан доложил.
  – Честно говоря, не нравится функция, которую я последнее время выполняю с подозрительной регулярностью, – невнятно пробурчал Игорь, налегая на пирожки.
  – Какая? – не поняла Галка.
  – Неблагодарная функция Держиморды околоточного. Конокрады, лавер, теперь – эти сопляки. Всех выставил с наказом впредь грешить где угодно, только не здесь.
  – Разве плохо, что ты у меня такой ответственный, и взял на себя охрану Перекрестка от всего, что может навредить ему и нам? – возразила Галка, ободряюще похлопав мужа по бицепсу. – Конечно, это не очень приятно, но кто-то же должен заниматься такой работой. Лично мне нравится, что именно ты это делаешь.
  – Чем же?
  – Лишний повод гордиться обожаемым супругом.
   Польщенный Петрович завел руку за спину и поскреб лопатку:
  – Глянь, пожалуйста: не крылышки ли у меня там режутся?
  – Уже проклюнулись, архангел ты мой!

*
Мои электронные книги можно найти
здесь

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий