суббота, 18 ноября 2017 г.

2 Призрачный город. Отрывок 4

       Ещё один отрывок из "Призрачного города". Предшествующие события описаны здесь. Сладкая парочка Кашириных вечно попадает во всякие переделки. Но без оных жизнь была бы слишком пресна, верно?

 

Галка с некоторых пор недолюбливала леса и старалась без особой нужды их не посещать, но этот ей скорее понравился. Лес оказался живописным и не слишком густым, деревья всех мастей росли в несколько ярусов. Судя по тому, что кони постоянно шарахались, зверье здесь водилось в изобилии. Особенно поразили пришельцев деревья с длинными воздушными корнями – вуабы. Толстые морщинистые стволы опирались на множество дугообразных корней и возносились на огромную высоту: прямые, ровные, почти без ветвей. И только выше всех остальных деревьев начинались их пышные округлые кроны.
  – Наши предки устраивали себе жилища в корнях вуабов, – рассказывал Медлок, ведя людей через лес. – Но сейчас так живут только отшельники и колдуны, мы давно научились строить себе просторные дома. А вуаб остался священным деревом, обижать его нельзя.
   Он привел людей на берег небольшого чистого озерца, вокруг которого росли, в основном, тонкие светлые деревья, отдаленно напоминающие осины.
  – Подходит?
  – Да, неплохо. А купаться здесь можно?
  – Купаться?
  – Ну, плавать в воде.
  – Зачем?
  – Ладно, проехали.
  – В воду лучше не лезьте: там Водяной, а вас он не знает.
  – Так познакомь нас!
  – Он не захочет знакомиться, Водяные не любят чужих, – гарред никак не мог взять в толк, чего от него добивается писклявый людь, и растерянно распрямлял и скручивал свои обалденные уши.
  – Мать, отстань от парня, Гасан сотворит тебе ванну. Слушай, охотник, а когда случится следующее Главное Полнолуние?
  – Прямо сейчас никто не знает, это станет известно только после первой Малой Луны. По тому, какой она будет, можно определить, через сколько Малых наступит Главное: через три, шесть или девять.
  – А как часто бывает Малое?
  – Раз в двадцать дней.
  – То есть у нас после ближайшего Малого будет от шестидесяти до ста восьмидесяти дней. И чует мое сердце, что нам достанется самый короткий вариант. Что же, могло быть и гораздо хуже. Ладно, дуй до дому, ждем тебя завтра утром.
   Галка тем временем вызвала джинна, и тот соорудил стандартный походный лагерь со всеми удобствами. Его госпожа совершенно не видела смысла терпеть лишения во время путешествий.
  – Гасан, и защитное поле организуй: от шатра метров на тридцать во все стороны, проницаемое только для нас с господином. Чтобы лошади не ушли, а к нам местная фауна не шастала. И всех насекомых-босикомых из нашей зоны убери, а то вон комары какие солидные летают.
   Она знала, что на джинна можно положиться во всем, но необходимо четко сформулировать задание. Петрович тем временем расседлал и напоил в озерце лошадей, а потом затеял упражнения с мечом. Галка немного понаблюдала его экзерсисы и решила все-таки окунуться в озеро. Агрессивных действий со стороны Водяных она не опасалась, будучи уверенной в надежности Гасановой страховки. И еще в памяти всплыло, как в одной книге персонажи задабривали водных духов хлебом, чтобы не шалили.
   Озерцо выглядело крайне заманчиво: вода достаточно прозрачная, камышей немного и почти все они у противоположного берега. А еще – исключительно красивые голубые лилии. Правда, бережок не очень удобный для спуска к воде, но это не главное.
   Галка швырнула в озеро приличную краюху хлеба, разделась и осторожно, бочком сползла по скользкой траве в воду. Дно оказалось противным – топким, с него сразу же поднялась муть, и женщина остановилась по колено в воде, раздумывая, стоит ли лезть глубже. Лошадей Петрович поил чуть подальше, у камышей, но туда идти не хотелось из-за комаров. Желание поплавать несколько увяло: ноги уже по щиколотку утонули в вязком иле. Галка наклонилась и зачерпнула ладонями воду, чтобы умыть лицо, как вдруг почувствовала, что ее ногу под водой кто-то погладил, и завизжала, будто ошпаренная. Из-под воды в полуметре от нее всплыла здоровенная башка пучеглазого губошлепа и с плотоядной ухмылкой негромко спросила:
  – Ты чья же такая будешь, русалочка?
  – Сам угадаешь или подсказать?! – рявкнул с берега подоспевший Петрович, и острие катаны застыло в миллиметре от выпуклого глаза.
  – Нервные все какие, – Водяной отпрянул с обиженным видом. – Уж и пошутить нельзя.
  – С жабами своими шути! А ты, непуганая русалка, вылезать собираешься?
  – У меня ноги увязли…
   Петровичу далеко не сразу удалось вытащить ее, поскольку укоренилась купальщица  основательно. Процесс сопровождался его сдержанными матюгами и Галкиным скулежом. В результате оба оказались мокрыми, грязными и злыми, как черти. Тяжело дыша, они стояли друг против друга: Галка в чем мать родила, Игорь – в одном сапоге (второй засосало). Взбешенный Петрович нависал над женой, словно мастифф над левреткой, сжимая кулаки.
  – И не надо так смотреть! Все равно рука на меня не поднимется! А тем, что поднимется, бабу не убьешь.
  – Тебя. Предупредили. Не соваться! В воду!
  – Ну и что?! Я Водяному хлебушка кинула.
   Супруг заскрежетал зубами:
  – А он у тебя просил хлебушка-то?! Япона икебана! Посадил дед репку на свою голову! Мать, колись: ты часом не беременна?
  – Бредишь, что ли? Какая связь? – опешила Галка.
  – А такая, что у тебя подобное кретинское поведение – первый признак.
  – Да неужели?
  – Проверено, и не раз.
   Она на минуту задумалась, а потом не совсем уверенно сказала:
  – Вроде, не должна. Во всяком случае, две недели назад еще ходила порожняком…
  – Шла бы ты, Афродита болотная, в ванну – отмываться.
  – На себя посмотри! Раскомандовался, будто до сих пор в господах учредителях состоит.
   Отправляясь приводить себя в божеский вид, Галка пребывала все в той же глубокой задумчивости, из которой ее не вывела даже обнаруженная на ноге огромная пиявка. Покосившись на остервенело машущего мечом Петровича, дама предпочла избавиться от кровососа молча и без посторонней помощи.
   Вечер трудного дня прошел, тем не менее, довольно мирно. Намахавшийся супруг наскоро сполоснулся и удостоил своим вниманием походный очаг, где его смиренно дожидалась Галка, наряженная в костюм одалиски.
  – Куда уехал цирк, мадам? И зачем, собственно, один из клоунов остался?
  – Что-то мы сегодня целый день лаемся, милый. А я оленины заказала в красном вине, как ты любишь. И глинтвейн остывает…
   Против такого меню уж кто-кто, а Петрович точно устоять не мог. Он возлег за дастархан, а по окончании ужина милостиво позволил жене размять ему холку. И еще кое-что.
  – Ну, ты и змеища…
  – Это претензия?
  – Комплимент, дурочка.

   А на следующее утро султан и его знойная одалиска были немилосердно разбужены ни свет, ни заря, о чем, ясное дело, вовсе не мечтали. Гасан, ночью с познавательными целями гулявший по окрестностям, деликатно просочился в шатер и зашептал Игорю на ухо:
  – Господин, к нам гости: двое туземцев. Топчутся на границе и не собираются уходить. Впустить их?
  – Что ж им не спится-то, ранним пташкам? Запусти, пусть подождут немного.
  – Кто там? – прочмокала безнадежно сонная Галка, даже не пытаясь разлепить глаза.
  – Просыпайся, змеища. Пора выползать, нам нанесли визит аборигены.
  – Их что, много?
  – Гасан говорит, двое. Наверно, вчерашний парень дружка притащил, или свою Дульсинею. Мы к ведьме собирались утром, забыла?
  – У них это – уже утро? Сие невыносимо… Сколько там по Цельсию?
  – Не знаю, не был. Может, все-таки встанешь? – Петрович уже оделся и начал проявлять признаки нетерпения.
  – Встаю-встаю. Ты ступай, развлеки ребят, я мигом…
   Но жестокосердный муж перед уходом сдернул с нее одеяло, так что подыматься действительно пришлось. Когда так и не проснувшаяся Галка покинула шатер, Петрович уже заколебался занимать гостей светской беседой. Да, молодой охотник привел свою подружку, и выглядели они настолько похожими, что казались парой лаптей: обводы полностью совпадали с прототипами. Правда, барышня носила юбку по колено длиной, а ее уши трогательно свисали вниз, как у щенка спаниеля. И была она чуть светлее мастью, а на руках красовались пестрые фенечки. «Вышел ежик из тумана», – крутилось у Галки в голове, пока она подходила к живописной группе.
  – Доброе утро, – поприветствовала дама гостей со всей доступной в такую рань жизнерадостностью.
   И заметьте: совсем не громко, но оба туземца вздрогнули, а барышня – так и вовсе присела.
  – Петрович, чтой-то оне ушами прядают, словно боевые кони, заслышавшие звуки трубы?
  – Могу предположить только одно: учитывая, на каких низких тонах разговаривают они сами, твой нежный голосок должен резать им слух.
  – Ничего, потерпят. А у ведьмы я, пожалуй, стану помалкивать и вступлю, только если потребуется психическая атака. Но вчера парень не реагировал так остро…
  – Он же был только что из глубокого обморока. Небось, вообще не соображал, на каком свете находится.
   Этот диалог супруги провели чревовещательным способом – почти не разжимая губ, сложенных в приветливые улыбки. А гости тем временем переминались напротив, нежнейшим образом взявшись за ручки. Парочку пригласили на завтрак, и приглашение было с готовностью принято.
   Парень с такой гордостью демонстрировал возлюбленной пришельцев, как будто сам их изобрел. А она взирала на суженого с немым восторгом и трепетно сплетала и расплетала многочисленные пальчики. Обе пары чувствовали себя, словно на экскурсии в кунсткамере, и от души наслаждались моментом.
   По окончании несколько затянувшегося завтрака охотник спровадил невесту домой, на прощание похлопав ее по аппетитному заду. И она припустилась через лес так резво, что только пятки засверкали.
   Галка после двух чашек крепчайшего кофе почти проснулась и уже могла взирать на окружающее со сдержанным оптимизмом.
  – Охотник, а что, твоя подруга ни о чем не знает? Такая веселая…
   Парень помрачнел:
  – Я думаю, пока нет определенности, ей лучше не знать. Если все закончится хорошо, я ей расскажу. А сейчас – зачем?
  – Где-то ты прав, но не во всем. Подготовься к тому, что если дела пойдут не так, как нам хочется, придется рассказать ей правду: чтобы не мешала вытаскивать вас из этой глубокой… Ямы.
  – Но ведь до этого не дойдет?
  – Ха-Зе, – загадочно ответил мелкий людь.
   А крупный тем временем пыхтел изогнутой трубкой, предварительно набив ее душистой сушеной травой. Он выдувал красивые колечки дыма и с довольным видом щурился на солнце.
  – Ты получил квест, охотник? – спросил он, не вынимая трубки изо рта.
  – За квестом пойду сегодня, после того, как свожу вас к ведьме.
  – А какие вообще задания придумывает старый хрыч?
  – Последнему жениху он велел добыть скорлупу драконьих яиц.
  – Да ты что! – встрепенулся крупный. – И тот добыл?
  – Нет, не смог.
  – Прямо перст судьбы! Вызовись сам сделать это, не дожидайся другого квеста. Мы, видишь ли, именно из-за драконов сюда и приехали. Так что будем взаимно полезными, пойдешь с нами проводником. Нам дракон, тебе – скорлупа. А зачем она папаше понадобилась?
  – Скорлупа эта очень красивая и прочная, ценится дороже золота. Из нее делают драгоценную посуду и украшения. Чип и Дейл, нам пора идти: ведьма живет далеко.

*
Мои электронные книги можно найти
здесь 

2 комментария: