четверг, 27 июля 2017 г.

2 Поездка в Псков. Изборск и Печоры

       Продолжаю рассказ о недавней поездке на Псковщину. Начало здесь. Всё воскресенье мы мотались по этому чудесному краю, пытаясь объять необъятное. Уже утром я поняла, что надо было ехать минимум на три дня. У тех, кто прибыл в пятницу, весь первый день был отдан непосредственно Пскову. У нас же на город ушло менее двух часов – это ничто, в сущности.
 

            Только-только успели немного пройтись по кремлю и его ближайшим окрестностям. Ставший уже привычным дождь был не в силах испортить впечатления от мощных, приземистых серых башен и крепостных стен. Пожалуй, они даже внушительнее смотрелись на фоне туч. Кремль, как водится, стоит в месте слияния двух рек – Великой и Псковы.
            Я не собираюсь рассказывать об истории этого города, который на двести с лишним лет старше Москвы. Кому интересно, сами найдут и почитают, а то и съездят в древний Псков. Я бы с удовольствием побывала там ещё раз.
        Дедушка Ленин никуда не делся, стоит на площади:
 

            Следующим пунктом нашей богатой программы был Изборск. Здесь мне понравилось больше всего. Но сначала хотелось бы остановиться на двух моментах, запомнившихся из этой насыщенной поездки и не относящихся к достопримечательностям Псковщины.

            Первое – это жуткое количество борщевика. Там его заросли, джунгли, бескрайние плантации. В Подмосковье, к слову сказать, его тоже хватает, но у нас борщевик, в основном, растёт вдоль дорог – что железных, что автомобильных. Я всегда задавалась вопросом: почему это монструозное растение так тяготеет к дорогам? А ещё при виде зарослей борщевика всегда вспоминается фантастический роман-антиутопия «День триффидов».
            В окрестностях же Пскова борщевик дорогами не ограничивается. Он везде, куда ни глянь. Не знаю, луга ли захватила эта вредная гадость или заброшенные поля, но её много. Слишком много.
            Уже после поездки мне попалась статья по поводу борщевика. Согласна с автором: это – серьёзная проблема, которую требуется решать на федеральном уровне. Но пока, похоже, засилье борщевика всем по барабану.
            А ещё запомнилась одна барышня из нашей группы. Путешествовала она в одиночку и поминутно просила кого-нибудь сфотографировать её. Неважно, на фоне чего – памятника, церкви, крепостной стены, скамейки или дерева. На редкость нескладная девица постоянно металась, как мышь в родах, а все по очереди её щёлкали. Мне достался кадр, где она с умильной улыбкой возлагала цветочки на могилу Пушкина, глядя в объектив. Но больше барышня ко мне не обращалась: наверно, слишком выразительно закатились мои глаза от её просьбы. Под конец поездки, похоже, всей группе хотелось, чтобы эта овца купила-таки себе селфи-палку и оставила людей в покое.

            Однако я отвлеклась, давайте вернёмся в Изборск. Именно здесь княжил один из братьев Рюрика, Трувор. Расположен Изборск всего в тридцати километрах от Пскова, и места здесь исключительные. Мы побывали на Труворовом городище, на Словенских ключах и в крепости. Красотища неимоверная.
            Здесь просится ещё одно отступление – относительно древнего и такого многоликого суффикса «ищ», но я воздержусь. Оставлю суффикс для отдельной статьи, а то эта станет уж слишком большой и бестолковой.
            Городище находится на довольно высоком плато в форме утюга. С одной стороны – озеро в глубокой огромной долине, с другой – широченный овраг, заросший лесом. Его и оврагом-то странно называть. Склоны достаточно круты, чтобы не особенно стремиться вниз: получится наверняка только кувырком. Это место удивительно красиво, оттуда не хочется уходить.
От крепости, в которую некогда пришёл княжить Трувор, не осталось и следа. Стоит любопытная церковь с куполом в форме колокола и крестообразными окнами с южной стороны. И есть кладбище, на территории которого мирно соседствуют древние надгробия и вполне свежие могилы. На краю погоста стоит Труворов крест, рядом с которым есть очень старые каменные плиты с некими знаками.
            Почему крест называется Труворовым – вопрос, насколько я понимаю, относящийся к местным легендам. Во-первых, умер брат Рюрика ещё в дохристианские времена. Во-вторых, раскопки показали, что под крестом никто не похоронен. Письмена на кресте не читаются. А вот под плитами, возможно, кто-то лежит. У археологов пока руки до них не дошли, раскопок не было.

            Затем мы осторожно спустились в долину и отправились к Словенским ключам. Уникальное место. Минеральная вода бьёт из крутого склона во многих местах, образуя довольно бурные водопады. Местное население организовало оживлённую торговлю пластиковыми бутылками разного объёма. Многие набирали водичку, я ограничилась символическим умыванием. Теперь жду, когда меня осенит обещанная неземная красота.
 А внизу водятся закормленные туристами лебеди и утки:
            Изборская крепость великолепна, эту махину нужно видеть. Что издалека, что вблизи – чудо. Глядя на эти стены, охотно веришь, что враги так и не смогли их взять ни штурмом, ни измором. Последнему обстоятельству весьма способствовал тайный ход к воде, надо полагать. Сейчас у стен крепости регулярно проводятся реконструкции сражений. А в перерывах всем желающим предлагают пострелять из лука или арбалета.
Свободное время мы с Томой провели, поднявшись на крепостную стену. Вид сверху впечатляет не меньше, чем на городище. Роскошные места.
 Тот самый ход к воде:
 Взгляд из бойницы:

А потом отправились в Печоры, до которых от Изборска 22 километра. Экскурсовод предупредила, что оттуда до границы с Эстонией рукой подать, и будет уже заграничный роуминг. Мол, если нужно позвонить, то делайте это сейчас, а то спишутся нехилые денежки.
В Печорах находится знаменитый Псково-Печерский Свято-Успенский монастырь. Мужской, действующий. Со слов экскурсовода, он единственный, который после 1917 года не закрывался у нас. Поэтому и процветает. В 20-е годы, когда большевики начали массово отменять монастыри, этот оказался на территории Эстонии. Перед Второй Мировой, когда Эстонию сделали союзной республикой, руки не дошли – не до того было. А потом, надо полагать, и вовсе махнули этими самыми руками.
Монастырь на диво красивый и многолюдный. Шарфик или платок на голову дамам стоит иметь с собой, а что-то типа юбок найдётся при входе, в больших коробках. На ближних подступах, само собой, дежурят калеки и прочие попрошайки. Внутри – лепота неописуемая. Народ образовал солидную очередь к старцу, который «вёл приём» в храме. На Псковщине, к слову сказать, вообще что ни храм, то чудотворная икона, а то и не одна. Верующим – раздолье.
Вход в пещеры, где покоятся усопшие монахи, был ограничен. Мы смогли зайти только в самое первое помещение. Имеется на территории святой колодец и множество разных красот. За стеклом – коляска императрицы Анны Иоанновны. Приехала она в монастырь поздней осенью, а уезжать пришлось уже на санях – зима наступила. Говорят, таких колясок осталось раз-два и обчёлся. Транспорт дешёвый, не карета же. В случае чего коляски не чинили – просто бросали.
        Вот эта дорожка называется Кровавым спуском. Там такая страшная история времён Ивана Грозного - заслушаешься.

Вот… А потом нас отвезли в Псков, к вокзалу. Так и закончилось это слишком короткое путешествие по древней и необыкновенно волшебной Псковщине. Я уже хочу обратно. Как села в поезд, так и захотела.

2 комментария:

  1. Россию, действительно, интересно, в Москве также

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, в России много интересных мест.

      Удалить