воскресенье, 12 октября 2014 г.

30 Порода невредимых. Отрывок 2

        Вот ещё один отрывок из повести "Порода невредимых". Это - окончание.
     Вчера приезжал брат. Сидели, болтали о разном. Братец заявил, что я пишу полную ерунду. Мол, только "Сто лет - не разница" хорошая вещь. А я не согласна :)


«Господи, на кого же я похож!» – думал Петрович, изучая себя во время короткого привала. До подножия горы оставалось совсем немного, но тропой он пренебрег и здорово устал, идя напрямик по хвойному лесу. Оборванный, грязный, будто в помойке ночевал. И чувствует себя соответственно внешнему виду, честно говоря. На душе довольно паршиво, ноги продолжают болеть, а вспоминать о последних днях абсолютно не хочется. Но какая же Галка все-таки умница: ведь от самого края оттащила. Еще чуть-чуть, и было бы поздно, теперь он это точно знает. Торчал бы сейчас на полянке, сверкая доспехами. Раскурив трубку, Игорь вызвал жену:
– Масик, все в ажуре, я ушел оттуда. Прими огромную благодарность с занесением в личное дело. Остальное – при встрече.
Немного посопев в камень, из которого долетали звуки вальса, супруга процедила:
– Вообще-то я с тобой не разговариваю. Гасана прислать, как объявится?
– Не стоит, дальше я сам, – отклонил предложение Петрович.
Очень он не любил те редкие периоды, когда жена с ним не разговаривала. Пусть уж помолчит в отсутствие мужа. Долго дуться на него Галка все равно не умеет. Пока туда-сюда, как раз и охолонет. Следующий вызов был адресован друзьям Балерам.
– Куда ты запропастился, старик? Мы уж начали беспокоиться. Я окликал тебя несколько раз, но ответа не получил.
– Ну, видимо, в то время я был без куртки, – выдвинул предположение Петрович. – Вы сами-то где?
– Вернулись к реке, встали лагерем  в нескольких милях выше того села, ждем тебя. Коня твоего отловили на следующий день, а вчера и Финист прилетел.
– Ты не мог сообщить ничего приятнее, дружище. Жизнь начала налаживаться. На днях найду вас, дождитесь.
– Само собой. Но ты поторопись, нам здесь уже поднадоело. Много волков настрелял?
– Не густо, – уклончиво промямлил Игорь. – Пока, до связи.
Закончив разговор, Петрович докурил трубочку, выбил ее об обгоревший каблук и поднялся с поваленного дерева. Состояние собственных ног, виднеющихся в прорехах штанин, его не радовало, но и серьезных опасений не вызывало. Ожоги максимум второй степени, то есть многочисленные волдыри неприятного вида. С такими травмами можно жить, скоро все пройдет. Но как же здорово знать, что ты действительно живешь, и что скоро будешь дома! Он опять достал телекамень – до того захотелось еще раз услышать голос жены.
– Галь, ты все еще не разговариваешь со мной?
– Даже сильнее, чем десять минут назад, – раздраженно отозвалась она. – Хорошенько подмойся, прежде чем явиться домой. Я готовлю кое для кого в качестве пистона скудно смазанную тележную ось.
– Из твоих нежных ручек я приму все. А что у тебя там за музыка играет? Со шкатулкой развлекаешься? – отревевшаяся Галка уже устроилась за зеркалом смотреть недавно начавшийся бенефис Золушки и снизошла лишь до краткого «нет». – А-а… Ну, ладно. Целую, малыш.
Посмеиваясь, Игорь продолжил спуск. Он не зря оставил без внимания тропу, которая вела в долину. Совершенно незачем туда возвращаться, лучше сразу покинуть ожерелье гор. Ему нужно примерно на северо-восток, чтобы удобно было добираться до реки. А сейчас заходящее солнце уже виднелось между стволами сосен, которые краснели крупной чешуей в его лучах. Закатится светило не раньше, чем через час. Он к тому времени успеет достичь подножия горы и выйти на поле. Игорь видел эти огромные поля из окон замка, заметил и крестьянок, занятых работой. У них-то и спросит короткую дорогу.
Насколько же с простолюдинками легче, чем с якобы благородными дамами! Простые, бесхитростные, приветливые бабенки, с которыми приятно поболтать и потрепать на прощанье за крепкую щечку. И провожать тебя будет милая улыбка, а не гримаса ненависти, исказившая надменное лицо. Эх, миледи ты, миледи! Зачем было кидать такую явную подлянку? Глядишь, и к тебе наведался бы через год-другой. А теперь дожидайся другого дурака, чтобы пополнить свою коллекцию рыцарей. Не забыть бы повесить у Порога, ведущего в этот мир, соответствующее предупреждение…
Игорь почти бежал по скользкому от опавшей хвои склону, тормозя руками о стволы сосен и лиственниц. Постепенно спуск становился все более пологим, а одновременно с этим снижался и риск грохнуться да въехать в поля на собственной жесткой заднице. Поредев, лес расступился, и лицо Петровича приятно остудил ветер с запахом неких озимых культур. Через край захлестывала хмельная, бесшабашная радость: ведь только что вспомнил, какое же это счастье – жить на свете. И знать, что тебя ждут, пусть даже с батогами наготове. И даже зависеть от единственной женщины, к которой всегда хочется возвращаться, было счастьем. «Я иду, масик. Я опять иду к тебе. Я всегда шел только к тебе, и ты об этом прекрасно знаешь, злюка моя».
Перемахнув с разгону низенький частокол сосенок, он остановился, чтобы отдышаться и оглядеться. Посвежевший к вечеру воздух пьянил и обдувал ожоги на ногах, ласково перебирая лохмотья, в которые превратились штаны походного костюма. Прямо перед Игорем распростерлось поле. Нет, скорее – нива. Золотая нива: классно звучит, правда? И не избито.
Над нивой, соответственно, бирюза с прозеленью, по которой плывут тугие алые паруса, надутые садящимся слева солнцем. Тихо звучит песня, которой скрашивают работу крестьянки. И еще не угомонились белые и голубые мотыльки, доживающие свой первый и последний денек. Мотылькам некогда, они спешат вобрать в себя и запомнить все, что есть вокруг. Тепло и свет уходящего дня, пронзительный стрекот кузнечиков, треньканье птиц в лесу, дыхание ветра, приглаживающего высокую траву.
Мельком обернувшись на гору, которую венчал невидимый отсюда замок, Петрович рассмеялся. И от дедушки ушел, и от бабушки ушел. Двинем-ка вдоль опушки, там еще горбатятся на ниве трудолюбивые селянки. Хоть одна, да подскажет, как добраться до реки.

Жницы в разноцветных подоткнутых сарафанах тоже заметили путника, но не проявили к нему интереса. Не то, чтобы обидно, но чудно: можно подумать, что разжалованные рыцари мимо них табунами гарцуют каждый день! А, нет. Одна все же отвлеклась от скорбных трудов и пошла наперерез путнику по скошенной меже. Игорь остановился, поджидая крестьянку, изобразил радостную улыбку и причесал пятерней волосы:
– Здравствуй, красавица!
Деваха молча подошла ближе, и Петрович увидел, что с обращением сильно погорячился. Напротив него остановилось редкое чучело, до жути страшненькое и смешное одновременно. Да, этой барышне замужество точно не грозит. Разве что подвернется вдовый и слепой старичок с недержанием мочи и выводком детей.
Довольно юная особа ростом почти с Игоря имела тощую плоскую фигуру, обряженную в короткий цветастый сарафанчик, из которого торчали кривые ноги. А также ключицы, локти… Вообще изо всех углов кости торчали. Неужто их в человеческом скелете такое количество? На полосатую блузку, надетую под сарафан, красна девица прилежно нашила много-много узких разноцветных ленточек, и они неприятно шевелились на ветру. Голова повязана белой в голубой горох косынкой, из-под которой опять же задорно торчали две косички толщиной в мизинец. Один глаз косит, носик пятачком, а уж конопатая! На гусиной шее блестят в несколько рядов бусы из незрелой рябины. На каждом запястье – по паре бисерных фенечек.
Дивное виденье скалило на прохожего неполный комплект зубов и кокетливо помахивало серпом, шевеля в дорожной пыли пальцами босых ног. Петрович откашлялся:
– Ты что же не здороваешься, девонька?
– А зачем тебе здравствовать? – ответила жница солидным басом. – Тебе здоровье уже не потребуется.
Она оценивающе рассматривала Игоря с головы до ног, словно прикидывая, куда сподручнее вцепиться, и продолжая поигрывать узким обоюдоострым серпом. А девка-то еще и ненормальная! Петрович отступил на шаг:
– Ты чего бормочешь, милая? Шла бы себе работать дальше.
– Так ты и есть моя работа, –красотка хохотнула и вытерла рукавом зелень под носом. – Меня госпожа послала встретить именно тебя. Ведь говорила она, что далеко не уйдешь? Ты что, так и не понял, кому вздумал перечить?
– Да ты-то кто такая, чтобы у меня на дороге вставать?
– Али не признал? Я – Смерть твоя.
Кто бы поверил в подобную чушь? Перегрелась труженица полей. Но откуда знает, чем ему грозила миледи? Внимательно оглядев еще раз пестрое огородное чучело, Игорь заметил несколько царапин на ее руках и ногах. Сумасшедшая или нет, но она уязвима.
– А не врешь, девонька? Какая-то ты…
– Что: нелепая? Все так говорят. Знать, другой не заслужил, ведь госпоже виднее, – темные глаза выровнялись и взглянули на собеседника холодно. – Идем, рыцарь. Я провожу, здесь недалеко.
– Постой, постой! Нельзя же так: а последнее желание?
– Глупости! – гаркнула Смерть, и ее серп со свистом рассек воздух. Такой вкусный вечерний воздух…
– Никакие не глупости, – заторопился Петрович, увидевший, что его защита почему-то не среагировала на совсем близко промелькнувшее лезвие. – Каждому приговоренному полагается последнее желание!
Уму непостижимо: девка чуть не срезала пуговицу на куртке! Смерть цыкнула единственным передним зубом, годным к применению, и презрительно сощурилась:
– Надеешься оттянуть время? Какие же вы все одинаковые… Но это тебе ничего не даст: от меня скрыться невозможно, поверь. Найду повсюду. А если попробуешь улизнуть, рассержусь и найду не только тебя, но и всех, кого любишь. Ты это знай. Говори свое желание да не проси о большой отсрочке. Ты у меня не один, в конце концов.
– Хорошо, – вздохнул Петрович, – я буду скромен. Желаю еще раз встретить рассвет. Конкретно – с вершины вон той горы.
Он указал на одну горку к востоку, довольно далеко от нивы с милыми жницами, многие из которых все же бросили работу и смотрели в их сторону. Смерть поморщилась, но нехотя кивнула:
– Ладно. Молодец, что не Новый Год попросил еще раз отметить. Сообразил, что от меня откосить не получится. Я встречу тебя там, на опушке, через час после рассвета. Успеешь спуститься?
– Конечно. Я буду на месте, слово бывшего рыцаря.
– Смотри… Я предупредила.
Затянув какие-то легкомысленные куплеты, она махнула товаркам рукой и вернулась на свою делянку. А Игорь побежал к выбранной горе. Докобелировался, старый дурень! Быстрее, еще быстрее! Надо осмотреться на месте, пока не совсем стемнело. Рассвет ему сто лет не нужен, это отговорка. Просто требуется время, чтобы подготовиться к встрече. А еще – расстояние, достаточное, чтобы его следующее свидание со Смертью не наблюдали ее подружки.
Безумно захотелось позвонить жене, попросить прощения на всякий случай. Вдруг из его затеи ничего не выйдет, и эта нелепая все же приберет господина Каширина к костлявым рукам? Но нет, нельзя: смешная страшилка не шутила. А Галка переполошится от такого звонка, начнет вытаскивать. Пришлет джинна, чего доброго. И вытянет супруга на свою голову. Нет-нет, здесь нужно самому расхлебывать то, что заварил. Ни Галка, ни дети не виноваты, и пострадать не должны.
Даже если допустить, что деваха – просто сумасшедшая маньячка с серпом, все равно никого приплетать не следует. Соблазнительно, слов нет, увидеть Гасана в действии лишний раз. Но старик может сгоряча всех в округе порешить, спасая драгоценную шкуру господина. Совсем не рыцарский ход.
Сумбурные мысли мелькали, толкаясь между собой, но где-то глубоко уже почти созрел план. Добравшись до подножия нужной горы, Игорь прикинул диспозицию и остался доволен. Место удобное, теперь нужно заняться подготовкой. Он уселся на не успевший еще остыть валун, сотворил себе листок плотной бумаги и карандаш, а затем вызвал старшую дочь:
– Здравствуй, солнышко! Как жизнь молодая? Ты не могла бы напомнить мне ту формулу…
Тщательно записав под диктовку Алены многосложное заклинание, Игорь закурил. Необходимо успокоиться и выбросить из головы все посторонние мысли. У него на тренировку имеется целая ночь, этого времени должно хватить.

Петрович даже сумел выкроить около двух часов на сон перед самым рассветом. Удовлетворившись результатом тренировки, он соорудил достаточно удобный помост на одной из сосен, растущих на опушке леса. Живописное дерево с густой кроной – чем-то ее силуэт напоминал Японию. Не карту архипелага, конечно. Просто сосна казалась привезенной именно из страны восходящего солнца.
Игорь никогда не зависел от будильников, то есть, при нужде мог встать в любое заранее обозначенное время. И сейчас разлепил глаза даже чуть раньше, чем намечалось, удовлетворенно хмыкнул и потянулся, стараясь не хрустеть затекшими суставами.
Ни черта не видно, кроме ближайших ветвей приютившей его сосны. Молоко, разлитое вокруг, холодное и жидковатое, сверху начало алеть. Солнце взошло. А это значит, что сейчас он, радостно встретив подаренный рассвет, должен спускаться навстречу своей нелепой. Достав шпаргалку, Петрович несколько раз прочел формулу по слогам, чтобы освежить в сонной памяти. А затем, сосредоточившись, произнес в уме, как положено. Рядом с ним на бревнышках помоста возник добротный фантом: такой же лохматый, грязный и оборванный. Ну и рожа… Фантом искоса взглянул на своего творца и оскалил зубы в улыбке.
– Помнишь, что делать?
Двойник кивнул.
– Ответь.
– Да помню я, достал уже.
– Угу, узнаю брата Колю. Ступай.
Бесшумно спрыгнув с дерева, фантом растаял в утреннем тумане. Хороший парень получился, не подведет. А что с ножками онемевшими творится? Петрович провел несколько раз ладонью по икрам – волдыри от ожогов почти исчезли. Что же, на нем с детства все заживало, как на собаке.
Незаметно туман осел и теперь стелился только над самой землей. Такая тишина вокруг – не верится, что уже проснулся. А вот эта веточка будет мешать. Пока никто из персонажей организованного спектакля не показался в поле зрения, нужно помеху аккуратненько обломить, чтобы не хрупнуло. Кто сказал, что охота – только скачки на коне? Если кто так и считает, то он неправ, этот дилетант.
Сквозь молочную пелену кое-где проступили отдельные кусты, а сама она становилась все тоньше и розовее. Вершина горы украсилась короной из острых лучей, а на ветке чуть выше засады проснулась и затенькала первая пташка. Если кто-то обязательно должен умереть на заре такого чудного дня, то пусть это будет Смерть. Слово он свое рыцарское сдержал, на свидание явился. А то, что не один… Так это, вроде, запрещено не было. Невинная военная хитрость, так сказать.
Зашуршала хвоя под ногами фантома, который, в соответствии с планом, сделал небольшой кружок и теперь спускался, стараясь производить как можно больше шума. А вот и она, костлявая моя Сифилиса прекрасная, косая, как сажень: плывет навстречу двойнику по колено в розовом киселе. Серп на плече, улыбочка кривенькая.
Фантом, как и было оговорено, остановился на хорошо освещенном участке неподалеку от сосны. Стоит весь такой сердитый, руки в боки, и не дает Смерти отвлечься от себя, поливая ее словесными помоями.
Терпеливо подпуская свою нелепую поближе, Петрович вслушивался в утро и ласково, словно шею любимой, поглаживал приклад карабина.
*
Купить эту книгу можно здесь.

30 комментариев:

  1. Татьяна Суркова12 октября 2014 г., 20:00

    Эх, Мария, ну на самом интересном. А где продолжение прочитать можно, я почему-то не нашла тебя на прозе.ру.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Это, собственно, окончание повести. На Прозе.ру этой вещи нет, я оттуда удалила все тексты книг, которые уже издала. "Порода невредимых" 4-я книга серии "Перекрёсток всех миров".

      Удалить
  2. Классно пишите, читается на одном дыхании!

    ОтветитьУдалить
  3. Легкий у вас стиль. И главные герои скучать не дают.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. С ними не соскучишься, это верно :)

      Удалить
  4. "А вот и она, костлявая моя Сифилиса прекрасная, косая, как сажень: плывет навстречу двойнику по колено в розовом киселе" - ух, ты! Аж пробрало и передёрнуло, на ночь глядя. )))

    ОтветитьУдалить
  5. Мой муж тоже не любил когда я затевала в молчанку играть.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да мало кто любит такие молчаливые протесты.

      Удалить
  6. Мария, что-то здесь совсем страшная история, "страшно, аж жуть"... Продолжаю читать про Венеру, в зазеркалье так красиво!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Мои сказки - для взрослых девочек. Порой бывают страшными, да :)

      Удалить
  7. Замечательно! Мой муж тоже любит сказки сочинять. И ка-то так складно у него получается. Хотел тоже книгу издавать, только всё времени не хватает. Мария пишите, будем читать)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Сказки - это классно! А он где-нибудь в сети публикует или пока "в стол" пишет? Здесь у меня много отрывков из книг, рассказов. Читайте, если нравится :)

      Удалить
  8. Здорово, захватило, вот только смерть разве можно обмануть?

    ОтветитьУдалить
  9. Неужели мы не прочтем, чем это закончится?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вопрос не ко мне: книга издана, продаётся и в бумажном, и в электронном виде. А всего в этой серии 6 книг, "Порода невредимых" - четвёртая :)))

      Удалить
  10. Здорово! Спасибо Мария . Очень увлекательно !

    ОтветитьУдалить
  11. Мария, не знаю, кому там страшно и еще как, а я от души посмеялась. Описание красавицы - это шедевр! Юмор просто супер!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вот видите - все по-разному воспринимают. Наверно, это хорошо :)

      Удалить
  12. Очень интересно, прочла залпом, хоть и не люблю читать с экрана. Но как-то затянуло...))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Приятно слышать, спасибо :)
      Я тоже не любительница читать с монитора, но порой затягивает.

      Удалить
  13. А братец сам то пишет? Или он просто как оценщик? ))))
    Насчет того, чтобы читать с монитора. Я так же не люблю, уже больше нравится, перекидывать тексты на телефон - а оттуда - одно удовольствие читать, причем в любом месте... Но это так к слову.
    Хотел узнать - а почему форма комментирования не запоминает прошлых данных при комментировании?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Братец пописывает, скажем так. Что-то вроде мемуарных рассказов, есть стихи. Он у меня документалист, полёты фантазии не приветствует.
      Насчёт формы комментирования ничего не могу сказать - у меня запоминает...

      Удалить
  14. Интересная и захватывающая история. Очень интересно написано. Читал с большим удовольствием. Даже жалею что не читал начала. Суть конечно понятна, но все же прочитать всю историю интересно. Так подробно все описано. Все же талант писателя дается не всем. У вас он есть. Пишите!

    ОтветитьУдалить
  15. То ли сказка, то ли быль... Реальность она такая!
    Прекрасно!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вот такие у меня полусказки. "Порода невредимых" - это часть серии "Перекрёсток всех миров", там 6 книг, а частей, по-моему, 9.

      Удалить