пятница, 29 июня 2018 г.

0 Слово без дела. Часть 23

       Продолжаем. В этом отрывке воспоминания большей частью про одноклассников. Кстати: того Лапшонкова звали Олегом. Это мне Галка недавно напомнила.



Несколько лет назад Наташка с Ильей купили дачу по Казанской дороге, станция Анциферово. Илья оплатил покупку, а моталась и выбирала дом с участком Наталья. Илья уже давно перебрался к ней жить и посадил девушку дома, на хозяйство. По профессии Наташка медсестра, а работа эта никогда хорошо не оплачивалась.
Одно время Наталья работала в агентстве недвижимости, потом бросила. Затем (а может, раньше, – не помню) бывший друг уговорил ее обучиться на бухгалтера и пойти работать к нему. Но там ничего хорошего не получилось. Потом работала в оптовой торговой фирме, но теперь все это в прошлом. Наталья сидит дома и очень этому рада.
После Сэма она завела себе добермана Мерлина (Мэр, Мерлушка и т.д.) Вырос Мэр под чутким руководством Тролля, но хороших манер от него не набрался. Мэр – не классический холерик-доберман и очень разный дома и на улице. Дома это добродушная диванная подушка, которую можно тискать и мучить, как угодно. На улице же Мерлин – маньяк-убийца. На его счету несколько убитых кошек, и он насмерть дерется со всеми кобелями, до которых может дотянуться. Вплоть до питбулей и прочих бойцовских пород. И еще с каждой прогулки, особенно на даче, ему надо обязательно притащить домой пластиковую бутылку. Словом, маниак.
Дача у Наташки очень славная. Илья там бывает крайне редко, а ночует еще реже. Ну не дачный он человек. На участке два дома: большой двухэтажный без печки и маленький с печкой. Наташка сначала ударилась в огородничество, а последнее время переключилась на цветы. Мне очень нравится там бывать, хотя лес там неважный и купаться поблизости негде. Раньше мы там в жару обливались из лейки, а сейчас можно принять ванну. Наталья со своей подругой Юлькой врыли ванну в землю посреди участка, а вокруг нее насажали цветов. Получилось прикольно.
Немного позже Наташкина сестра, Валюшка, купила дачу на тех же участках. Мы частенько там пересекаемся, а вечерами ходим вместе гулять с собаками.

Все годы после школы регулярно я общалась только с Большаковой. С другими бывшими одноклассниками встречалась, конечно, но изредка и, как правило, случайно. Жили ведь все на одном пятачке, вот и пересекались. Сейчас, конечно, многие разъехались, а троих ребят уж и в живых нет давно: Вольнова зарезали, а Игнатенков и Петров допились до смерти.
Несколько раз проводились встречи выпускников у кого-нибудь на квартире, я была почти на всех. Первая была зимой 1981 года, сразу после моего развода. Принимал у себя Игорь Гулин с супругой. Было там очень весело, все перепились, кто-то блевал с балкона 11-го этажа... В общем, обычная пьянка, посвященная многочисленным январским праздникам.
Следующая встреча случилась более чем через 10 лет, организовали ее Гука и Лебедев. Вечно пьяный Лебедев встретил в автобусе сильно поддатую Гуку и забурился к ней в гости. Там они продолжили веселье и решили, что надо собрать класс. Разумеется, у Гуки. Она очень рано, лет в 19 вышла замуж и родила двоих сыновей. С родителями Гука как-то разменялись, и теперь со своими мужиками жила в том же доме, в такой же квартире, но несколькими этажами ниже.
Народу пришло много, замечательный получился вечер воспоминаний. Вот здесь уже стало заметно, что ребята сильно сдали по сравнению с девчонками: тот лысеет, этот пузик наел да мешочки под глазами напил. Из девок только одну красавицу было трудно узнать: Ритка Макарова сильно поправилась и подстрижена была почти под ноль. Алка Кулешова, успевшая сходить замуж за Лебедева и развестись, развлекала компанию пением. Еще в школе она занималась музыкой, бренчала на пианино и гитаре, подпевая сиплым шепотком. А через несколько лет у Алки прорезался голос, она закончила Гнесинку и засношала Лебедева своим талантом. Нет, голос действительно был, и довольно сильный. Мы как-то прогуливались с Бенитой вдоль шоссе мимо Алкиного дома и слышали, как она распевает. Я еще тогда поинтересовалась, у кого это радио так орет, а Танька пояснила, что это Кулешова испражняется.
На той встрече много фотографировались, но фотографий я так и не получила. А жаль.
Следующую встречу я пропустила: она пришлась на разгар моего безденежья. Устраивали-то сходки в складчину, а у меня – полный голяк, да и настроение никакое. Как представила, что начнут, как обычно, расспрашивать о работе и зарплате... На этой пропущенной встрече мой сосед Додонов закрутил роман с Ленкой Чекрыжовой. Вскоре они поженились, у Андрюхи это был уже третий брак, у Ленки – второй. Впрочем, прожили они недолго, развелись. Я после этого как-то встретила Андрюху, подколола его: «Слушай, может, теперь мне за тебя замуж выйти? А то ты что-то давно не женился...» Бедняга так шарахнулся, даже жалко его стало.
Через два года, в марте 1997-го, собрала у себя народ Алка Кулешова-Лебедева. Она намеревалась сваливать в Штаты, устроила что-то вроде отвальной. Народу в этот раз было совсем мало, одни бабы. Посидели тихо-мирно, хорошо пообщались.
Ольга Петропавловская училась вместе с Бенитой в медучилище. Рассказала, что теперь работает у Федорова и подрабатывает массажом. У нее была беда с младшим братом: парень вернулся из армии законченным наркоманом со всеми вытекающими оттуда последствиями.
Отличница-толстушка Ирка Колычева пыталась всем впарить обрыдлый гербалайф. Достала меня расспросами о моих заработках. В сущности, такие вопросы уже давно считаются неэтичными, я отшучивалась коммерческой тайной. Но Ирка долго не отставала:
Почему ты не хочешь сказать? Мало ли, что является коммерческой тайной? Вот я тебе запросто могу сказать, сколько зарабатываю.
А я не спрашиваю: мне это неинтересно. Чувствуешь разницу?
Обиженная Колычева наконец-то отклеилась от меня и стала доставать других.
Была Галка Черашева, наша многодетная мать и даже бабушка. Классная, веселая девка, очень хорошо выглядела. Едва не купилась на Иркин гербалайф.
Гука припозднилась, привезла с собой бутылку «Бейлиза», которую мы с удовольствием распили. Она к тому времени развелась со своим супругом-рохлей. Ему купила комнату и отселила, квартиру оставила сыновьям, а сама жила с любовником совершенно отдельно. Деваха она всегда была активная и деловая. Оказалось, у нее теперь небольшая фирма, которая занимается наружной рекламой. То есть, Гука в полном порядке, ездит отдыхать в Египет и занимается дайвингом.
После этого раза встречи если и были, то мне о них ничего не известно. А жаль, интересно посмотреть на лысых мальчиков и седых крашеных девочек.
Впрочем, несколько лет назад меня повадился навещать один алконавт из класса, это был вообще цирк! Как-то осенью, вечером позвонили в дверь. Я открыла и увидела на пороге низенького, совершенно незнакомого мужичка.
Вам кого?
Мне Марину Воробьеву.
Ну, я за нее. Что дальше?
Да нет, я бы хотел ее саму увидеть.
Да я это, я! Что вам нужно?
Мы в одном классе учились...
Фамилия-то твоя как, дядя?
Лапшонков.
Ну ни фига себе! Мы поржали, конечно, посидели на кухне, распив принесенную им бутылку пива. Про Лапшонкова я слышала, что он женился на женщине с двумя детьми и уехал из Москвы. Была там какая-то темная история то ли с криминалом, то ли с ревностью. Вроде бы он выбрасывался из окна, но не насмерть – низко было. А теперь приехал зачем-то в Москву и тусовался у Сашки Петрова, жившего в соседнем доме. Сашка тогда уже похоронил родителей и жил один; работал адвокатом и спивался семимильными шагами. Собственно, Лапшонков заходил тогда к Додонову, но не застал и спустился ко мне. Как же его звали-то? Убей, не помню.
В результате он выпросил у меня 5 рублей на неделю и свалил. Я рассудила, что в любом случае буду не в накладе: он либо вернет деньги, либо больше не припрется. Хренушки-говнянушки! Где-то через месяц явился снова и торжественно вывалил на табуретку в прихожей собрание сочинений Рекса Стаута в 10-и томах.
Марин, я помню, что должен тебе 5 рублей!
И что, решил погасить долг книгами?
Сдурела! Они стоят не меньше сотни! Дай мне еще полтинник, а книги ты запросто продашь: встанешь у магазина, с руками оторвут.
Вот иди, милый друг, и сам продавай. Пусть у тебя руки отрывают, мне это не нужно.
Лапшонков еще поныл, но я была непокобелима. Пришлось ему свою библиотеку забирать.
Так что вы думаете: это чучело еще приперлось в новогоднюю ночь извиняться! По-моему, рассчитывал на приглашение к столу. Ну уж хрен тебе, золотая рыбка! Тоже мне, друг нашелся! Дальше прихожей я его не пустила. Заверила, что зла на него, сердешного, не держу, – и спровадила.
Больше ничего я о безымянном Лапшонкове не слышала. А через некоторое время допился до смерти Сашка Петров. Нашли его соседи, по запаху. Что может быть хуже такой смерти?

Комментариев нет:

Отправить комментарий