суббота, 26 мая 2018 г.

0 Порода невредимых. Отрывок 5


Отрывок совсем небольшой. Да и зачем размещать здесь крупные, раз всё равно никто не читает? Во всяком случае, не комментирует. Я не жалуюсь – всего лишь констатирую факт. Если кто-то вдруг читал предыдущие отрывки «Породы невредимых», поясняю: героиня этого отрывка – та самая женщина, которую Петрович вот здесь называл «миледи».

 


Утро только-только начало свое вкрадчивое шествие по склонам заросших лесом гор туда, где нежились, досматривая последние сны, долины. Самая прекрасная пора: все ночное замирает, а дневное пока не отмерло – пора просыпаться. Она открыла глаза и сладко потянулась, чувствуя себя невероятно живой. На какое-то время это чувство задержится. А потом, когда день пойдет на убыль, перетекая в вечер, станет опадать, и после захода солнца его не останется вовсе.
Но сейчас не стоит думать об этом. Какой вообще смысл размышлять о том, чего не миновать? Подобные мысли только усиливают страх. С улыбкой вспомнив о вечерних страхах, таких нешуточных, когда их ободряет отсутствие света, она дернула шелковый шнур, и полог кровати послушно расползся в стороны, впуская внутрь косые солнечные лучи. Сквозь пляшущие в них искры пылинок смутно проступало убранство комнаты – строгое и роскошное. Только такое и достойно ее владелицы.
Без сожаления покинув алые простыни, она утопила босые ступни в ковре и выпрямилась. Зеркальная стена напротив отразила то, что видела каждое утро: прекрасную нагую женщину, любующуюся своей красотой. Она сделала шаг вперед и оказалась целиком в снопе солнечного света. Откинула за спину светлые волны волос и померилась взглядом с отражением. Та, что жила в зазеркалье, потупилась первой, хоть и ей нечего было стыдиться.
– Девочки, – звонко хлопнула она в ладоши, – несите умываться, одеваться. Я сегодня не разгневана.
От ее зова сами нефритовые стены замка засветились, уловив настроение владычицы. Набежавшие служанки бережно обрядили госпожу и свели ее под белы руки из башни в дневные покои, где уже был сервирован завтрак.
– Ступайте, девочки, – милостиво кивнула она. – Я позову, если что понадобится.
Служанки упорхнули, не смея оглядываться на госпожу. Летите, бабочки, далеко вам не улететь. Хоть и нет в ваших услугах особой нужды, а пригодитесь: вы или те, кто придет после вас. Всем вам уготована одна участь – служить, почитая служение жизнью. А также верить и надеяться на что-то большее, кроме того, что суждено. Но вера напрасна, а надежды не сбудутся. Участь не минует никого.
Пройдя анфиладу комнат из нефрита и слоновой кости, она шагнула на верхнюю ступень лестницы, ведущей в сад. Немедленно те две пантеры, что дежурили сегодня внизу, поднялись хозяйке навстречу.
– Кисы-кисы, идите ко мне, – позвала она, и огромные кошки, одетые в черный блестящий бархат, тут же очутились у ее ног.
Они припали к мраморным плитам, а затем почтительно огладили атласными боками ноги госпожи и уселись рядом. Их сморщенные от усердия лбы не желали разглаживаться даже под хозяйскими ладонями, а округлые уши чутко прядали, пытаясь уловить какой-либо угрожающий звук. Тщетные попытки! И пантеры сами прекрасно об этом знали, но продолжали играть свою роль.
Облокотившись о парапет, тянущийся вокруг всего замка, она смотрела вниз, на свой сад. Он невелик, но большой и не требуется. Зачем, раз она живет здесь одна? Давно, очень давно никто не забредал сюда, чтобы скрасить одиночество хозяйки и принести с собой новизну. Но чем-то таким веет с соседних гор, чем-то свежим и пряным. А это означает, что ждать осталось недолго.
Времена сейчас не те: почти не осталось странствующих рыцарей, готовых на все ради прекрасной дамы. Измельчали, перевелись…
Она тихо рассмеялась и начала спускаться по длинной лестнице, а за ней на мягких лапах следовали пантеры. Их сильные мускулы играли и перекатывались под атласными шкурами.
Рыцари: вы так благородны, неистовы и… беззащитны. Что вы можете противопоставить неотразимым чарам? Тем более – здесь, где все в ее власти? Ничего, совсем ничего. Мужество бессильно перед красотой и только способствует скорейшему порабощению. Сколько вас было, храбрецов в сверкающих доспехах? Она не считала. Но все герои неизменно оказывались у ее ног, чтобы познать то, что дозволено не каждому смертному. И не снести знания.
Владычица шла по дорожкам, посыпанным разноцветным песком, и любовалась своими рыцарями: мраморными, гранитными, бронзовыми, даже серебряными и золотыми. Они стояли среди деревьев в разных позах, но все смотрели на нее. Почти как живые…
Вот этого, преклонившего одно колено, она любила, пожалуй, больше всех остальных. Такой милый юноша! Все они начинают страдать и проклинать ее, когда понимают, что происходит. Все, кроме этого: он лишь смиренно призывал, не отводя от дамы сердца влюбленных глаз.
Она дотрагивалась до каждого, вспоминая, какими эти люди пришли в замок, и не замечая их теперешней холодной неподвижности. Улыбалась и заглядывала в их лица. Несмотря ни на что, ее рыцари навсегда остались счастливыми, и счастье дала именно она.
Завершая прогулку по саду, хозяйка поднялась в беседку, расположенную вровень с высокой стеной. Ее чудесный замок венчал самую красивую гору этой страны. Из любого его окна открывался великолепный вид, но любоваться панорамой госпожа предпочитала из беседки. Отсюда лучше всего были видны поля, на которых трудились, не покладая рук, другие ее девочки: работящие и безотказные. Не служанки, а незаменимые помощницы.
Жатва в разгаре. Она никогда не прекращается, эта жатва. Окинув долгим взором горы, леса, реки и поля с лугами, хозяйка покинула беседку. Пора возвращаться в замок, ибо там ее ждут дела, самые важные на свете. А она от своих дел никогда не отлынивала.
Велев пантерам оставаться в саду, она легким шагом отправилась на второй этаж. Там, в просторной комнате с полупрозрачными зелеными в желтизну стенами – под цвет глаз госпожи – она начнет сегодня новую работу. Огромные окна впускают в кабинет достаточно света. Ткацкий стан расположен удобно, а возле него стоят корзины с разноцветными клубками.
Она долго и тщательно отбирала нити. Понадобятся и грубые, и тонкие, с цветами сочетающимися и контрастными, как гладкие, так и с узелками. Каждое ее полотно неповторимо, пусть большинство из них выходят довольно серенькими. Это – не от недостатка мастерства либо лени: просто она скупится на яркие нити. Но сегодня будет начато полотно  особое, как раз в ярких и теплых тонах. И займет работа больше времени, чем обычно, поскольку узор сложный. Он родится сам, этот узор, повинуясь не только желанию мастерицы, но и своим собственным законам. Такая работа увлекает, заставляя забыть о времени – этой величавой реке, в которой когда-нибудь все и утонет.
Рассматривая готовый результат своего вдохновенного труда, она улыбалась почти с нежностью. Теперь стало понятно, что нужно будет сделать. Когда настанет час, она выпустит из окна башни белого голубя.


*
Мои электронные книги можно найти
здесь


Комментариев нет:

Отправить комментарий