воскресенье, 29 апреля 2018 г.

0 Слово без дела. Часть 22

       Настало время вернуться к воспоминаниям. Нижеследующий отрывок относится к началу моей работы в «Диане» – самой крупной в Москве сети химчисток-прачечных. Попала я туда, само собой, не от хорошей жизни. Надо было хоть как-то поддерживать ту жизнь, что была. Охо-хонюшки… И где мои 40 лет? Они остались примерно там же, где и «Диана».



И вот жили мы, поживали, а в 1995 году халтуры вдруг не стало. Нас в те годы всех отправляли в отпуск в июле. Перед отпуском я сдала последнюю партию плат, рассчиталась с народом, все нормально. А вернулись из отпуска – как отрезало, ни одного заказа. Видимо, к тому времени на рынке появилось слишком много дешевой Японской и Корейской техники, стало невыгодно делать доморощенные телефоны и прочую ерунду. Мне в свое время ребята сделали телефон с АОНом и якобы компьютер «Синклер» для Степы. Телефон проработал лет 8, а «Синклер», может, и сейчас в рабочем состоянии, да кому он нужен?
С прекращением халтуры стало туго, денег зачастую не было вообще. Сначала я продала подкопленные доллары, но их было не так много. Потом продала кое-что из вещей, затем докатилась до ломбарда. Обручальное кольцо у меня довольно массивное, оно не раз выручало. И долги, долги, бесконечные долги, как я их ненавижу!
Короче, я начала искать другую работу. Нелегко было на это решиться: столько лет на одном месте. Сначала была надежда, что все наладится, но становилось только хуже. Начальство-то жило неплохо, они начали сдавать площади в аренду. В подвале, где раньше был буфет, коптили кур. Двор был заставлен машинами из открывшегося у нас автомагазина. Корпус, где были столовая и спортзал, заняла ювелирная фирма. И так далее.
Кто мог, уходил. Люська Денисова по большому блату устроилась в Центробанк, Юля Кунашова ушла на телефонный узел, Танька Самохина – в какую-то гостиницу. Я, прикинув хрен к носу, решила, что надо искать что-то или в торговле, или в сфере обслуживания, то есть там, где есть живые деньги. Мыкалась долго, только осенью 1996 года мне повезло. На ярмарке вакансий оставила свою анкету в «Диане». Тогда эта сеть химчисток-прачечных очень активно расширялась, открывалось сразу пять фабрик, и они централизованно набирали персонал. Я к тому времени уже давно наступила на горло своим амбициям и готова была пойти туда кем угодно, кроме уборщицы. И вот мне оттуда из «Дианы» позвонили и пригласили на собеседование. Я поехала на Смольную улицу у Речного вокзала, и меня взяли приемщицей, на что я совершенно не рассчитывала. Предполагалось, что приемщиц будут набирать молоденьких и хорошеньких. Правда, выглядела я тогда действительно хорошо, не смотря на почти 40 лет. От злости и лишений я за последний год прилично похудела, а лицо моё не лишено приятности и смотрелось довольно молодо.
Конечно, пришлось учиться, но это я люблю, было интересно. Сразу увольняться не стала, режим работы на новом месте это позволял. Открылась фабрика в середине января, и два месяца я работала в двух местах через день. Уставала страшно, в химчистке был 12-часовой рабочий день, причем – на ногах. Зарплата там была не особенно высокая, но она была. А когда мы освоились, то поняли, что и здесь есть возможность подхалтурить. Во-первых, сотрудники имели право бесплатно чистить свои вещи, определенное количество в месяц. Очень удобно, можно ведь почистить и не свою вещь, а соседскую или кого-нибудь из знакомых, взяв с них щадящую денежку в свою пользу. Во-вторых, и там потихоньку появилась своя клиентура, у которой брали вещи без оформления (почистить, погладить или просто вывести пятно). Эти денежки делились между всеми участниками. Таким видом заработка я не увлекалась, так как было это опасно. Начальство бдило, жестоко пресекая подобные вещи. Можно было и вылететь с работы, что в мои планы никак не входило. А некоторые девчонки партизанили по-черному, пока не попадались.
С начальством не повезло, да где оно, хорошее-то начальство? Директриса была просто самодура, законы для нее не существовали: мадам их сама сочиняла по мере необходимости. И очень там любили ставить персонал на деньги, особенно приемщиц. Если какая-то вещь в процессе чистки бывала испорчена, обвиняли, как правило, приемщицу: не фиг было принимать! Меня от больших финансовых потерь Бог миловал, а некоторые девчонки попадали на приличные бабки.
Одна из приемщиц, Сафонова Маринка, была как-то поймана с халтурой и уволена. У нас с ней были хорошие отношения, хотя мы и работали в разных сменах. Вскоре она устроилась на другую «Диановскую» фабрику, на улице Коптевской, и начала усиленно меня туда звать. Говорила, что там нормальная директриса – не то, что наша кляча. Что там больше зарплата и скоро будут бесплатные обеды, чем на Смольной и не пахло. Колебалась я недолго, ибо милое начальство давно меня достало. Последней каплей послужило закрытие моста на Моссельмаше, которым я пользовалась, едучи на работу и обратно. Ездить сразу же стало ну очень неудобно. Мост этот вообще много значил для живущих и работающих поблизости. Когда его закрыли, сразу же умерла оживленная торговля возле него, а попасть на ту сторону стало можно только через Ховрино. Я реже стала бывать у Наташки, живущей за мостом: раньше до нее было минут 10 ходу, а теперь приходилось ехать на перекладных не менее получаса. А дом ее прекрасно видно от пруда, просто сказочное свинство! Наши с Наташкой дети подружились не меньше нас, и когда закрыли мост, мы у мальчишек чуть ли не в ногах валялись, умоляя не ходить друг к другу через пути. Конечно, они все равно ходили, особенно ночью. А новый мост все-таки начали строить этим летом, мы уж и не надеялись, пять лет прошло.
В общем, я решила перейти на Коптевскую. Съездила на переговоры, заручилась согласием мадам Градусовой – тамошнего директора. Мы договорились, что я отгуляю две недели отпуска и приду к ней в конце июля. Со своей директрисой мне пришлось выдержать настоящий бой, когда я после заявления на отпуск принесла еще одно – на расчет. Она пыталась заставить меня отработать две недели, вытащив из отпуска. Пришлось привлекать юриста из объединения, который, как ни странно, поддержал меня. Народ со Смольной тогда уходил пачками: начальство не только было вредным, оно еще и производство запустило, положив и на организацию, и на качество. Сроки не выдерживались, постоянные скандалы с клиентами, словом  – жуть!
Коптевская «Диана» во всех смыслах выгодно отличалась от Смольной. Кроме меня и Сафоновой туда почти одновременно со мной перешли еще две Маринки: Бобкова на дубленки и Наумкина – на комплектовку. Здесь я стала работать только на приеме, не касаясь выдачи, чему была очень рада: подавляющее количество конфликтов с клиентами случается именно при выдаче вещей. Когда клиент только сдает вещички, это, как правило, милейший человек, который на все согласен. Случаются исключения, но редко. А вот когда он приходит свои барахло забирать, то превращается в кусок дерьма, который докапывается до всякой ерунды и выеживается на всю имеющуюся фантазию.
Девчонки из моей смены приняли меня в штыки. Я заняла теплое местечко на денежках, на котором было очень удобно проворачивать всякие делишки. Мне на их недовольство было глубоко наплевать, оно вполне компенсировалось хорошим отношением начальства.
Градусова Татьяна Валентиновна, директор фабрики, действительно оказалась неплохой теткой. Не без закидонов, конечно, – их как раз хватало, как и у всех нас. Но с ней вполне можно было нормально общаться, она не отказывала в помощи и вообще не относилась к людям, как к навозу. Во многом мадам Градусова, на мой взгляд, достойна восхищения. В начале 90-х она приехала в Москву из Волгограда: после развода, имея дочь младшего школьного возраста и уже будучи на пятом десятке. Никакой особой специальности, насколько мне известно, у нее не было: в Волгограде она выступала комсомольским деятелем. Хотя, навыки общего руководства тоже чего-то стоят, ими мадам владела в совершенстве.
Какое-то время они с дочерью жили у друзей. Градусова закончила финансовую академию, проявив недюжинное упорство. Не знаю, как она вышла на «Диану», но была там почти с основания этого славного объединения. На Коптевской она начинала коммерческим директором, хорошо себя показав на этой собачьей должности. А когда генерального забрали в центр на повышение, заняла его место. Я появилась на фабрике вскоре после этого.
«Диана-2», как видно из названия, была второй фабрикой, которая открылась в Москве под этой торговой маркой. Клиентов было навалом, как физических, так и юридических лиц, скучать не приходилось. Очереди, особенно в сезон, зачастую тянулись до дверей, а холл там довольно просторный. Только успевай поворачиваться, а на приеме там работало обычно не менее двух человек.
Режим работы был два через два, что очень удобно: половина дней в месяце выходные, много можно успеть сделать, куда-то съездить. И работали мы там сидя, не то, что на Смольной. Правда, от сидячей работы я начала полнеть, и процесс этот продолжается до сих пор. Ну да хрен с ним.


*
Мои электронные книги можно найти
здесь


Комментариев нет:

Отправить комментарий