понедельник, 4 января 2016 г.

6 Слово без дела. Часть 8



На четвертом же курсе, на Октябрьские праздники, мы с Мухиной вдруг решили съездить в Ленинград. Причем ни у нее, ни у меня знакомых в Питере не было, а с гостиницами тогда было вообще никак. Приехали поездом уже довольно поздно вечером, обошли ближайшие к вокзалу отели и заскучали. Но дуракам везет, и нас в последнем отеле подцепила тетка, желающая сдать угол. Она увезла нас к черту на кулички, на станцию метро «Звездная». У нее мы и ночевали две ночи, вдвоем на одном диване.

Странный город Ленинград. Метро жуткое, мрачное: выходы к поездам перекрывают раздвижные двери красного, золотого, а то и черного цвета. Понятно, это защита от наводнений, но во мне там начинала шевелиться клаустрофобия. На Невском ни одного дерева, как свернешь в переулок – даже людей не видно, как в каменном лесу. Народ передвигается еле-еле, улицу переходят только на зеленый свет, словом – чудно. Да еще погода была мерзкая: снег с дождем, холодно, присесть негде.
Сходили в Петропавловскую крепость, в Эрмитаж, проутюжили весь Невский; выяснили, что Московский проспект – копия нашего Ленинградского. Забегаловки попадались приятные, вечера мы коротали в кафе «Сюрприз». Последний вечер, перед поездом, мы мотались по городу и пытались найти «львов с золотыми крылышками». Это мне моча в голову ударила: видела на какой-то открытке мостик с грифонами. И черта с два нам кто-нибудь правильно показал дорогу, так и не нашли. В общем, ничего себе съездили, хотя летом было бы лучше.
С Цукановым мы встречались примерно полгода. Он усиленно звал меня замуж, но во мне проснулось здоровое недоверие москвички к иногороднему кавалеру, да и самцом он оказался дохлым, честно говоря. На одной из гулек в общаге мы с ним разругались из-за чего-то насмерть. И ладушки. Несколько лет спустя я встретила Мишаню в ГУМе. Был он с супругой породы «беременная такса», заметался и быстро увлек жену в сторону от меня.
Верунчик, жившая тогда у нас, все не могла забыть свою любовь, которую встретила прошлым летом в Батуми. Объект этой неземной любви, Степан Гургенович Степанян, сначала звонил и писал Верунчику, а потом приехал лично. К нам, разумеется. Очень спесивый тип, и что она в нем нашла? Во время этого визита они поссорились, и Верунчик осталась с совершенно разбитым сердцем.
Раискин бурный роман со Славцом закончился свадьбой, в конце июня, после сессии. На этой свадьбе я и познакомилась с будущим мужем, Раискиным кузеном. Влюбилась как-то сразу, я вообще дура была влюбчивая. Гнусов Владимир Павлович был младше меня на полгода, отслужил танкистом в ГДР и имел благородную профессию жестянщика. Когда мамуля в первый раз его увидела, то воскликнула: «Вот это хан Батый!» Ну, так мы ведь тоже не арийцы.
Примерно в то же время моя Бенита встретила главную любовь своей жизни, которую она довольно долго от меня скрывала. Ее Павел Евгеньевич был старше нас на 12 лет, женат и с сыном. Познакомились они на Дне Медика, который широко отмечали где-то на Калининском. Пал Евгеньич был красив, как молодой бог; сказал, что является потомком турецко-подданных. По этому поводу они посреди Калининского проспекта танцевали сиртаки, сочтя его национальным турецким танцем.
Верунчик совершенно ошалела от несчастной любви и рвалась в Батуми, чтобы наладить отношения. Я ей предлагала ехать в милую моему сердцу Феодосию, даже билеты заказала, но их пришлось сдать. И мы таки отправились в солнечную Аджарию, где нас уже поджидали две подруги Верунчика.
Жили мы в частном секторе, в комнате на четверых, на окраине Батуми. На ближней турбазе взяли талоны на питание, очень удобно.
Весь этот отдых был сплошным кошмаром. Степаняна в Батуми не оказалось, для Верунчика поездка вышла напрасной. Местные джигиты коршунами слетались на свежих, не загоревших еще девок, считая их законной добычей. С ними вообще не следовало разговаривать, отвечать на вопросы, так как иначе потом было невозможно отвязаться.
В первый вечер мы пошли прогуляться по набережной, так еле унесли оттуда ноги. Нас чуть было не затащили в машину, насилу отбились, но сумку у меня вырвали. Правда, тут же вернули. Видимо, нашли в ней мой паспорт и решили не связываться с документами. Больше мы вечерами в город не совались.
Прошлым летом Верунчик с таким беспределом не сталкивалась. Ей тогда в первый же день посчастливилось познакомиться с благородным Степаняном, ходила она под его защитой, и больше никто не приставал. Чужую собственность там уважают, а вот вида бесхозных баб не выносят совершенно.
Хозяевами у нас была пожилая пара с кучей взрослых детей. Необъятная мама сиживала во дворе в тени какой-то местной чинары и меланхолично бренчала на гитаре «Где же ты, мое Сулико», а младшая дочь подносила ей кофе. Хозяйские сыновья по мере сил нас пасли, это хоть немного распугивало посторонних охотников. На пляже там выделялся один орел, которого мы прозвали Джавдетом: каждый день был с новой бабой.
С погодой нам тоже не повезло: были частые дожди, да и вообще влажность там высокая, субтропики все-таки, тяжко. Море рядом, но чистым оно было только с утра – сказывалась близость нефтяного завода. Вечерами ходили гулять вверх по поселку, по живописной тропинке, среди мимоз и прочих лавров. Сверху открывался красивый вид на ночной Батуми и на море, по которому скользили лучи прожекторов. Это бдили пограничники: до Турции рукой подать, там даже с аквалангами плавать запрещалось.
На нервной почве мы похудели и были злые, как собаки. Дома я долго отходила от этого отдыха; какое счастье – не только никто не пристает, почти никто и не смотрит на тебя на улице!

*
Мои электронные книги можно найти здесь.

6 комментариев:

  1. Мария, надо же какие у вас мрачные воспоминания о Ленинграде! А я там училась в институте пять лет и мне все в целом нравилось, может быть по молодости. Ленинградское метро я воспринимала, как данность, так как сравнивать мне было не с чем, в Москве я первый раз побывала значительно позднее. Да, снег с дождем иногда доставал, но особо я не заморачивалась, не до того было.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Знаете, Софья, прошлым летом я ещё раз посетила Питер, и впечатления совсем другие. Тоже всё было бегом, но в хорошую погоду. Видимо, для меня от погоды многое зависит.

      Удалить
  2. Для меня Невский и ленинградское метро существовали как будто всегда - с детства, ещё с мамой, мы гуляли по Питеру, иногда весь Невский от начала до конца шагали. Потом училась, работала в Питере - и сам город, и его метро казалось лучшими в мире. В Москве, кстати, когда-то запуталась в метро - две станции на разных ветках с одинаковым названием, уже не помню каким, но с одной на другую попасть невозможно! Для меня это был нонсенс))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. У каждого свой Питер и своя Москва :)

      Удалить
  3. А мне Питер понравился с первых минут пребывания, именно своей мрачность и строгостью. Совсем как у Пастернака - аптека, улица, фонарь...
    И с тех пор мечтаю там побывать, но вот уже 40 лет не могу попасть. Наверно многое изменилось, может и город стал веселее, но меня это не порадует...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Желаю вам всё же побывать там ещё и порадоваться.

      Удалить