суббота, 6 ноября 2021 г.

0 Мечтать полезно. Отрывок 5

         Отдыхая в Хургаде, герои едут на экскурсию и находят там очень необычную вещицу. Эта находка радикально изменила их жизнь.

В общем, взяли две экскурсии: сафари и рыбалку. Причем Галка настояла на мото-сафари. Андрей поупирался, так как на багги было дороже, чем на джипах, но уступил. Да, гонка квадроциклов по Аравийской пустыне – это нечто! Пыль, ветер, полно камней всех размеров, а половина трассы выбита колесами до состояния стиральной доски. Потрясает в самом прямом смысле слова. Целью поездки была деревня бедуинов, до которой с ветерком добирались целый час.

Там туристов угощали чаем в маленьких эмалированных кружечках и кальяном, катали на верблюдах, показывали, как пекут лепёшки, водили к колодцу. Далее в программе были встреча заката, ужин и бедуинский концерт. Закат смотреть поехали подальше от деревни – так решили большинством голосов. Андрей ворчал: почему бы не подняться на ближайшую горушку? Очень ему не хотелось ещё куда-то тащиться. Но Галка села за руль, и колонна багги помчалась по все той же стиральной доске. Киса гонкой наслаждалась, а Суханов тихо жалел, что они не на джипе.

Приехали, взобрались на холм. Народ пыхтел и отдувался, а Галка пошла скакать по камням, подыскивая лучшее место для съёмки. И другу, старому и больному, да с отбитым задом, не дала посидеть спокойно, потащила за собой. В один прекрасный момент Андрей споткнулся и покатился вниз по склону, противоположному тому, по которому поднимались. Склон не крутой, высота небольшая, но камни, камни…

Галка ринулась следом добровольно, но отстала, поскольку не катилась, а перебирала ножками. К подножию холма он съехал на многострадальной заднице. Подбежала испуганная киска:

– Цел?

– Не знаю…

– Встать можешь? – она бестолково ощупывала руки-ноги Андрея, будто что в этом смыслила.

– Помоги! У меня под задом что-то острое, словно на колу сижу.

С огромным трудом удалось подняться, но распрямиться он смог не сразу: болела не только корма – спина тоже, да и всё остальное. Да, о ночи любви на сегодня можно забыть…

– Загляни мне в зад, киса: такое впечатление, что там появилась лишняя дырка, – простонал он.

– Не похоже: джинсы целые, только грязные ужасно. Крови не видно.

И тут Андрей наконец-то увидел, на чем так удобно сидел: между камней торчала какая-то, явно металлическая трубка.

– Что за фигня?

– Ха Зе (в переводе – «хрен знает»), – ответила, как обычно, любимая.

Андрей потянул за трубку, но та не поддавалась. Галка отшвырнула ногой пару камней покрупнее, и он, наконец, смог вытянуть нечто, очень мятое и грязное. Больше всего этот предмет напоминал сплющенный заварочный чайник: у него имелась ручка и носик, который и торчал среди камней. Штука была то ли медная, то ли бронзовая.

– Ого, трофей! – возликовала Галка.

Сверху уже спешили сопровождающие, и Галка проворно сунула находку себе в рюкзачок.

– В отеле разберемся, на что ты шлёпнулся. Давай выбираться отсюда, калека.

Вверх по склону он полз практически на четвереньках, проклиная все горы и пригорки оптом. Галка нашла посеянную «арафатку» и помогла её повязать. Закат был так себе, ничего выдающегося, не стоило зрелище таких страданий. Потом тряслись обратно до деревни. Быстро стемнело, и в небе загорелась мелкая и яркая, как фонарь, луна. Почему-то там многие вещи очень мелкие: фрукты, например. Маленькие арбузики и дыньки (вполне спелые), лимончики величиной с грецкий орех…

Ни обильный ужин, ни народные бедуинские песни Андрея не порадовали, поскольку он с ужасом предвкушал обратную дорогу при полной луне. Поездка превзошла все ожидания – он окончательно отбил себе даже те места, которые уцелели прежде. А Галка искренне балдела от сумасшедшей гонки, от лунной ночи – вообще от всего, даже от ветра и пыли.

На ужин в отеле, конечно, не пошли – были уже кормленые. Возмечтали тихо расслабиться в номере коньячком, прикупленном еще в Домодедовском «дьюти-фри». Побросали насквозь пропыленную одежду на пол в ванной и долго отмывались под душем. Галка осмотрела избитую тушку друга и важно заявила, что он, скорее всего, выживет. Кроме многочисленных синяков и небольшой шишки на лбу – ничего. Но чувствовал Андрей себя гораздо хуже, чем выглядел, поэтому из душа переместился прямо на кровать. И принялся ждать, когда перестанет болеть спина и прочие части тела, а также коньяка и фруктов. А Галка, конечно, застряла в ванной: сначала сушила волосы, потом мазалась всякими разными кремами, затем опять зачем-то воду включила.

– Ты что так долго, решила меня жаждой уморить?

– Сейчас иду! Я эту железяку ржавую мою: туда полно песка набилось.

– Брось! И налей, наконец, конины бедному коту!

Из ванной выплыла киска в расстегнутом халатике, неся бережно завернутый в полотенце трофей.

– Что это за штука? Ведь не чайник же…

– Скорее всего, масляная лампа.

Галка поставила трофей на тумбочку, разлила «Арарат» и достала из холодильника клубнику и финики.

– Давай, болезный: твое здоровье!

Они тяпнули и закусили, потом еще. Хорошая вещь – коньячок. Галка вертела в руках находку, поднеся её поближе к бра над изголовьем кровати.

– Лампа, говоришь? Такое убожество! Здесь узоры выбиты, только не видно ни черта: она вся мятая и окисленная. Это такая лампа у Аладдина была?

– Типа того, я думаю…

– А дай-ка, я её потру, – и потерла уголком покрывала.

В ответ на эти легкомысленные действия из носика лампы с тихим шипением повалил густой серо-бордовый дым. Галка с визгом отшвырнула лампаду в сторону окна, а сама резво отскочила в дальний угол. Дальнейшее напоминало кошмарный сон с элементами бреда.

Неприятной окраски дым продолжал валить, собираясь под потолком в компактное облачко, по форме подозрительно похожее на человеческую фигуру. Галка визжала на пределе слышимости. А сам Андрей, как начинающий парашютист из анекдота, наконец-то понял, откуда выделяется адреналин. И насилу удержался, чтобы его таки не выделить.

Шипеть лампа прекратила, а дымное облако окончательно сформировалось в полуголого лысого мужика с гнусной бандитской рожей. Сквозь него тускло просвечивал экран включенного телевизора, возле которого на полу валялась лампада. Галка перестала издавать ультразвук и начала смеяться нехорошим таким, истерическим смешком. С соседнего балкона раздался сердитый женский голос:

– Что за шум у вас, отдыхать не даете! Кого режут?

Галка заткнулась, перепрыгнула через кровати, на одной из которых Суханов по многим причинам оставался недвижим, и, стараясь не поворачиваться к фантому спиной, выскочила на балкон.

– Извините ради бога! Это у нас телевизор орал. Я нечаянно на пульт села, пока нашла его под одеялом, сами чуть не оглохли.

– И по какому же каналу такие ужасы показывают?

– Да это реклама была.

Навешав соседке лапши, киса заперла балконную дверь, перелезла через Андрея и плюхнулась на свою кровать.

– Похоже, мы надыбали себе персонального джинна. Интересно: он будет возводить дворцы или рушить города? – она довольно быстро пришла в себя и явно радовалась дымчатому качку, который слегка покачивался в воздухе, сложив на груди руки и изображая улыбку на зверской морде. – Кот, ну скажи что-нибудь.

– Помоги встать, мне надо выйти.

– Обосрался, что ли?

– Пока нет…

Когда он вернулся в комнату, Галка потягивала коньяк и рассматривала дымное создание.

– Эй, мужик, ты кто?

Создание с самым подобострастным видом прорычало хриплым басом что-то непонятное.

– А по-русски можно?

– Я – раб лампы, – послушно сказал урод.

– Это ясно. Имя есть?

– Я – раб лампы.

– Заело. Кот, не помнишь, как Хоттабыча звали?

– Коньяку налей, пожалуйста. Точно не помню. Гасан или Абдурахман.

Суханов принял на грудь пятьдесят грамм – немного полегчало. Присел на кровать рядом с Галкой и стал пялиться на раба. Мыслей в голове не наблюдалось. А киса продолжила дознание:

– Значит, так, раб лампы. Звать мы тебя будем Гасаном. Усёк? – молчание. – Ты меня слышишь?

– Слышу, госпожа.

– Понял, что я сказала?

– Нет, госпожа.

– Ну вот, тупой попался. Раб лампы, я даю тебе имя – Гасан, на него будешь отзываться. Теперь понятно?

– Понятно, госпожа.

– Гасан, что ты умеешь делать?

– Всё, госпожа! Я выполняю желания хозяина лампы.

Тут молодые люди синхронно вспомнили неприятный фильм «Исполнитель желаний» и переглянулись.

– Сколько желаний?

– Сколько угодно, госпожа.

– Какие желания?

– Любые, госпожа.

– Дуру не гони! Если я пожелаю Луну с неба, ты же её не достанешь?

– Я смогу отнести тебя к Луне, госпожа.

– Опачки! Как-нибудь в другой раз, я подумаю.

И Галка задумалась, попутно открывая вторую бутылку. У Суханова же задуматься никак не получалось, он вообще был не в состоянии воспринимать происходящее как реальность. И ему очень не нравилась преданность, светившаяся в багряных глазках, устремленных на Галку. Прочистив горло, Андрей спросил:

– Давно раболепствуешь? – никакой реакции. Пришлось повысить голос, – Гасан, кто был твоим прежним господином?

Молчание. Андрей толкнул киску локтем, и она нехотя оторвалась от коньяка:

– Гасан, почему молчишь?

– Я отвечаю только хозяину лампы, госпожа.

– Он тоже хозяин.

– Ты вызвала меня, госпожа.

– Я нашел эту чертову лампу! – Андрей взвился бы, но здоровье не позволяло.

– Расслабься: мы нашли лампу вместе. И вообще, без меня ты бы на неё не рухнул. В следующий раз сам потрешь и станешь господином. Гасан, сколько тебе лет и как звали прежнего хозяина лампы?

– Время для меня ничего не значит, госпожа: в лампе его нет. А своего имени джинну никто не называет.

– Почему?

– Чтобы не попасть в его власть, госпожа.

– Спасибо, что предупредил. А ничего, что я тебе имя дала?

– Это не моё имя, госпожа, просто ты меня так зовешь. Я – раб лампы и всё.

Галка задумчиво сжевала последнюю клубничку и сделала заказ:

– Желаю виноград без косточек и дыню. Всё мытое, дыня порезана.

Фрукты появились в изобилии, на внушительном золотом блюде, которое повисло прямо в воздухе.

– Неплохо, – протянула киса, заедая виноградом очередную дозу «Арарата». – Гасан, там, на полу, валяется грязная одежда. Пусть она станет чистой и новой.

Аккуратная стопка вещей шлёпнулась на свободную кровать. У Суханова ехала крыша, болела спина, копчик и все синяки, и его не брал коньяк. Никогда ещё Андрей не чувствовал себя так скверно.

– Гасан! Мой друг, что сидит рядом, сегодня упал с большой высоты и получил болезненные ушибы. Можешь унять его боль?

– Могу, госпожа.

– Действуй!

– Слушаю и повинуюсь.

Боль прошла моментально.

– Хорошо, Гасан, – скомандовала киса, взглянув на окончательно прибалдевшего друга. – На сегодня свободен, возвращайся в лампу.

Чудовище с тем же мерзким шипением неторопливо втянулось в носик. Галка подобрала лампу с пола и заперла в сейф.

– Очнись, кот! Кажется, мы не зря приехали в Египет.

– А мне кажется, что у нас групповое помешательство. Ничего подобного просто не может происходить на самом деле!

– Расслабься, выпей и закуси дынькой, которая почему-то существует, хоть мы её не покупали. Чёрт, надо было пожелать, чтобы это блюдо дурацкое убрал! Совершенно ни к чему держать в номере золотое блюдо, а в сейф оно не поместится.

Галка завалилась на кровать, поставила блюдо себе на живот и, судя по мечтательному выражению лица, начала строить планы по эксплуатации джинна. Андрей же прошел в ванную, разделся перед зеркалом и убедился, что синяки и шишки исчезли без следа. Когда вернулся в комнату, в голове по-прежнему звенела пустота.

– Киса, скажи, что всё это неправда.

– Хватит капризничать. Что тебе не нравится, собственно? Давай спать. Завтра, на трезвую голову, придумаем, что делать. Не факт, что удастся вывезти лампаду отсюда, да и будет ли она работать в Москве? Надо постараться максимально использовать трофей за оставшееся здесь время. А время у нас есть, и это радует. Сними с меня блюдо, пожалуйста. Баиньки охота.

Они тяпнули ещё по рюмашке. Галка уснула, едва погасив свет, а Суханову долго не спалось. Почти до утра он таращился в темноту, слушал мерное дыхание девушки и, пытаясь вернуть душевный покой, прикладывался к «Арарату», пока тот не кончился. Тогда сон все же сморил Андрея.

*

Мои электронные книги можно приобрести здесь.

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий