воскресенье, 17 октября 2021 г.

0 Слово без дела. Часть 34

          Здесь – про экскурсии, на которые мы ездили, первый раз отдыхая в Хургаде. Начало об этом отпуске туточки. Ах, эта свежесть впечатлений...

Первой экскурсией у нас была именно сафари. Ну, это так просто название, охоты там никакой нет. Сажают народ на багги (можно и на джипах, но кайф совсем не тот) и дуют по пустыне в сторону гор, в бедуинскую деревню. Рулила Наташка, я сидела за ней. Все экскурсанты замотаны в «арафатки», все в очках. Наталья умудрилась свои очки забыть на столике в холле, пока ждали автобуса. Вторая неприятность случилась уже в деревне: она уронила фотоаппарат. Бедняга, правда, уцелел, но от обиды перемотал пленку.

Сама поездка на багги – это супер! Особых песков в Аравийской пустыне нет, никаких тебе барханов. Более-менее ровная каменистая равнина, серо-желтые холмы, булыжники и пылища! К тому же примерно половина трассы выбита колесами и представляет собой настоящую стиральную доску. На скорости это впечатляет, зад я себе отбила капитально.

Нас предупредили, что бедуины настоящие, никакие не актеры, а деревня постановочная, для туристов. Мол, есть такие лояльные племена, которые согласны за определенную денежку жить в этой деревне и терпеть ежедневные набеги. Может, они время от времени меняются, не знаю. Для туристов там устроены просторные навесы, чтобы отдохнуть в тени. По приезде обносят чаем в маленьких эмалированных кружечках, угощают кальяном. Потом всех желающих катают на верблюдах вокруг горки. Ну они и высоченные, эти корабли пустыни! Когда встают и ложатся, это такой страх! Я думала, что вот прямо сейчас верблюду на голову пересяду.

Далее специальная тетка демонстрирует, как пекут бедуинские лепешки. Остальные бабы сидят по своим саклям в сторонке, их не видно. Потом гид нам вещал о бедуинском житье-бытье, а затем мы поехали смотреть с горки закат. Ничего особенного, а обещали очень красивое зрелище. Но время на той горке провели хорошо. Наталья скакала, что твоя горная коза, а остальные переводили дух после подъема.

Пока возвращались в деревню, уже совсем стемнело. Серега рассказывал, что там вытянутой руки не видно, стоит лишь от огня отойти. Но нам досталось полнолуние, а луна в Африке мелкая, но яркая. Накормили нас ужином и устроили бедуинский концерт с песнями и плясками. Вернее, пели бедуины, а плясать предложили нам самим. Площадка освещалась свечами, которые стояли по периметру в срезанных пластиковых бутылках с песком. Две бедуинские собачки были очень довольны, оказав нам помощь с ужином.

Обратная дорога, при свете фар и луны, оказалась еще более захватывающей. Вернулись мы пропыленные насквозь, усталые и счастливые.

Вечерами обычно гуляли по Бродвею, отбиваясь от таксистов и торговцев. В окрестностях отеля встречались очень красивые места. Особенно нам нравился один большой комплекс: со сквером, беседками и фонтаном. Зелени там очень много и вдоль улицы, и на территориях отелей. Конечно, она вся привозная и любовно высаженная, просто так там ни черта не растет. На территории у нас были буквально заросли из деревьев, разных цветущих кустов, кактусов и прочей флоры. Там мы тоже гуляли вечерами, бродили по пустому пляжу, качались на качелях. С пляжа уходил в море довольно длинный причал. Мы пришли на него в один из полнолунных вечеров, бросили в море монетку. Было невероятно красиво, как во сне.

Следующая экскурсия состоялась через день, в Луксор. Очень рано утром, часов в пять, нас разбудили, вручили сухие пайки и запихнули в автобус. Дорога занимает часа четыре, автобусы идут длинной колонной под конвоем. Сначала через пустыню, среди гор. Горы очень старые, невысокие и выветренные, но довольно красивые. А потом начинается долина Нила, то есть буйство зелени. Там используется каждый дециметр земли. Вот уж где пальмы – это пальмы! В Хургаде они выглядят довольно жалко. Долго ехали вдоль отводного канала, бабы в автобусе начали ворчать, что были о Ниле лучшего мнения. По берегам канала – все те же домики без крыш, ослики, собаки, по воде какая-то дохлятина плывет... Нищета и грязь страшенные. Некоторые деревья были сплошь усажены ибисами: такая славная белая птичка с хохолком, у нас в отеле мы одну встречали и даже сфотографировали.

С гидом не очень повезло. Баба, конечно, говорливая, но похоже, она по большей части была озабочена впарить нам всякую фигню вроде футболок с вышитыми картушами (это такая овальная рамочка, а внутри – твое имя). Мы с Наташкой повелись только на каркаде.

Первая остановка была на мосту через Нил. Автобусные бабы примолкли – Нил впечатлял, река мощная, а ведь это только верховья. Говорят, в Каире он еще шире, но очень грязный. Потом были огромные статуи двух фараонов на фоне довольно большой плоской горы. К фараонам подходить не хотелось: около них как-то не по себе. А у горы, говорят, есть деревня, в которой живут потомственные грабители гробниц. И вроде бы неплохо себе живут.

Затем посетили не помню какой храм, в нем одном сохранились цветные фрески. Это действительно очень впечатляет, но утомляет. И все бегом. День был ветреный, горы вокруг в дымке, все такое желто-серое, смазанное.

Потом была галерея камня, там изготавливают и продают сувениры и посуду из оникса, базальта, алебастра. Цены бешеные, но ведь ручная работа.

Долина Царей – это вообще чума! Длинная и довольно глубокая впадина среди гор, туда от автобусов возят на «поездах» – такие паровозики по ВДНХ бегают. Духота в этой долине жуткая, ни ветерка. Представляю, каково там в жаркий день. Ну, и в ней всякие гробницы, посетить можно три на выбор. Наташку, конечно, понесло в самую глубокую, я на нее не замахнулась. Делать в этих гробницах особенно нечего. Стены с иероглифами застеклены, читать мы их не умеем, фотографировать запрещено. Я там умыкнула маленький камешек. Так вот и пирамиды растаскивают, отколупывая кусочки вечности, недаром их огораживать собираются. На выходе, у автобусов, туристов караулили торговцы. Мы разорились на каменную мелочь: кошек и скарабеев.

Больше всего впечатлил, конечно, Карнакский храм: обелиски, стоящие безо всякой опоры; бараноголовые сфинксы; зал с лесом огромных толстых колонн. Но тоже все бегом, да и устали мы изрядно.

Обратно через Нил везли на лодках, очень здорово. Накормили отвратительным обедом и потащили на фабрику ароматических масел. Там мы хоть спокойно посидели и попили кто кофе, кто чаю. Нам долго впаривали эти масла, обмазали чуть не с ног до головы. А у автобусов одолели попрошайки, кто так просто клянчил, а кто пытался всучить обрыдлые фальшивые папирусы. Я думала, сейчас кусаться начну.

Возвращались полуживые уже в темноте, в селеньях недалеко от дороги светились зеленым мечети, разукрашенные лампочками, как елки. Всю дорогу продремали, в полглаза посматривая фильм по видаку. Вернулись поздно, ближе к 11-и. Сходили на ужин и хотели расслабиться остатками коньяка. Но тут нас ждал страшный удар: коньяк оказался разбавленным, и очень сильно. Обидно было до соплей! Собака уборщик, мусульманский трезвенник хренов! Ну ладно бы отпил немного, мы б и не заметили, зачем же портить хороший продукт?! Но он, видимо, отпил много, – понравился собаке «Арарат». Пришлось эти помои вылить в раковину. Пылая праведным гневом, бутылку я оставила там же, в раковине. А на зеркале зубной пастой по-английски написала, что думаю по этому поводу.

Раньше мы уборщика своего видели нечасто. Обычно он заходил поменять полотенца, пока мы были на завтраке. А когда уходили на пляж, – убирался. Как-то замысловато застилал постели, украшая их цветочками. Потом заходил за чаевыми (если заставал днем, конечно): то полотенце лишнее принесет, то рулон туалетной бумаги. Такой немолодой, серьезный мужик, пьянь египетская! А тут пьянь увидела мое послание и обосралась: мы ведь могли и нажаловаться. Он нас караулил после завтрака в конце коридора. Начал врать, что он этого не делал, что он не пьет и т.д. и т.п. Но на мой вопрос, а у кого еще есть ключи от номера, ничего вразумительного ответить не смог. Под конец египетская пьянь получила у меня разрешение продолжать у нас убираться и больше на глаза не попадалась. Ну и ладно, хоть на чаевых сэкономили.

Еще через день, 20-го, была последняя экскурсия – рыбалка. С ней чуть было не произошла неприятность. Барышня, выписывая квитанцию, ошиблась: поставила время 13:40, как на сафари. Мы собирались сходить с утра на пляж, а потом ехать на рыбалку. Хорошо, что в этот день встали позднее обычного, а могли бы уже уйти на завтрак. Наташка умывалась, когда в номер позвонили и поинтересовались, почему они нас уже 10 минут ждут. Мы на рыбалку собираемся? Среди меня возникла легкая паника, я объяснила ситуацию и попросила обязательно дождаться – мы мигом! Короче, остались мы без завтрака, но рыбалка того стоила.

Грузят они народ в количестве человек пятнадцать на большой удобный катер и везут в море. Можно наверху загорать, можно по бортам или на корме ошиваться, а хочешь – в салоне сиди. Чай, вода, печенье нам были очень кстати. Посреди синего моря встают на якорь и раздают снасть: катушку с длинной леской и грузилом, на крючке кусочек кальмара. Клевало слабо, мы два раза меняли дислокацию. И я поймала рыбку! Дивно красную, в ультрафиолетовую крапушку. Никогда я рыбу не ловила, только в глубоком детстве, в Житнево, сачком. Всего было поймано штук восемь, все разные. Нам их зажарили к обеду, на десерт. Мою мы с Натусиком разъели налопопам. А пока рыбаки с чувством выполненного долга обедали, катера стянулись к островам с коралловыми рифами. Всем раздали ласты с масками и пустили пастись среди кораллов. Эх, жаль, что вода не была потеплее! Там можно целый день плавать, такая красота! Кораллы, как горы, поросли разноцветным кустарником. А вокруг – косяки разноцветных рыбок: желтые, синие, полосатые... В основном небольшие, но попадались и довольно солидные, изумрудные с фиолетовым отливом. Из нор в рифах торчат черные иглы морских ежей – от них лучше держаться подальше.

Капитально промерзнув, мы вернулись на катер согреваться чаем. На второй заплыв кроме нас с Наташкой мало кто решился. Я в этот раз отгребла немного подальше, а когда возвращалась, видела очень забавную стаю рыб: узкие и длинные, они стояли вокруг якорного каната. Как будто кто-то рассыпал горсть иголок. А потом узрела, что ко мне из глубины всплывает нечто ну очень большое, и не стала его дожидаться, рванула на катер. Очень жаль было возвращаться. Обратно шли без остановок, полным ходом. Народ, полный впечатлений, отдыхал. Одна компания на верхней палубе текилу кушала, а в салоне затеяли танцы.

Когда вернулись в отель и пошли на ужин, мне позвонил Степа. Он сообщил, что в Ираке началась война. И что встревоженная бабушка весь день смотрит телевизор и говорит, что в Каире волнения. Я Зайцу намекнула, что Каир от нас не ближе, чем Питер от Москвы. А у нас спокойно, рыбу вот ловим. Потом попыталась расспросить насчет войны и волнений у официантов, но они прикинулись, что ничего не понимают.

Через день уже надо было улетать. Были разговоры, что Турция может закрыть свое воздушное пространство, тогда бы мы полетели через Болгарию, что немного дольше. Но этого не случилось. На пляже мы познакомились с одной теткой и ее дочкой, из Питера. В тот день они поехали на двухдневную экскурсию в Каир. Там действительно шли демонстрации протеста, студенты бузили, весь центр был перекрыт. Так туристов просто в тот же день отвезли обратно, а деньги за второй день вернули.

Но вот и показался конец чудного отдыха. Начали мы с Натальей делать покупки, разобравшись в ассортименте и ценах. Золото-серебро приобрели в одном магазинчике недалеко от отеля. Очень там был приятный дядечка и цены вполне гуманные. Степе я купила пару футболок и кожаный ремень, а Наташка ему на день рожденья – синее банное полотенце. Полотенца там обалденные, я себе тоже взяла, только желтое. Ко дню отлета денег оставалось немного, а у меня еще не было папирусов, как же без папирусов! Один себе, один – Жирному на день рожденья. Ароматическими маслами мы тоже запаслись. Я ограничилась лотосом, а Наташка взяла еще сандал. Чемоданы стали закрываться с трудом.

И вот он настал, день отлета. С утра напоследок сходили на пляж, искупались. Попрощались с Питерскими подругами, обменялись телефонами. Самолет был где-то в 8 вечера, а номер требовалось освободить в полдень. Еще накануне мы дощелкали последние кадры, снимая красоты зеленых насаждений. Собрали чемоданы, покурили в последний раз на балконе, сдали ключ, забрали из сейфа документы. Оставили вещи на ресепшен и поехали в центр – гулять и тратить последние деньги.

Там позволили одному мужику затащить нас в его магазин папирусов – все равно я собиралась купить. Мужик представился Мигелем и начал изображать в мою сторону африканскую страсть. Папирусы я выбрала, спросила цену. Мигель долго считал на калькуляторе, потом показал результат – 260 фунтов. Ну наглый, блин! Пришлось его опустить. Я выступила в том плане, что мы не вчера прилетели, а наоборот – сегодня улетаем, так что цены нам известны. Короче, больше полтинника не дам, хоть ты тресни. Опущенный красавец попытался выпросить хотя бы 60, но не вышло. Пришлось ему смириться. Правда, потом потащил нас через дорогу в другой магазин, обмазывать маслами и поить каркаде. А оно у нас уже из носа и ушей лилось, насилу отбились.

Потом еще побродили, купили какой-то ерунды и пошли обедать в пиццерию. Взяли к пицце свежевыжатого сока манго, а на десерт – яблочный кальян. Нам его очень рекомендовали, и не зря. До автобуса еще оставалось немного времени, а у меня карман жег последний доллар. Пошли в любимую кофейню и с огромным удовольствием его пропили. Печаль наша была безбрежна и светла, как море.

В аэропорту застали огромный базар все из тех же сувениров, маек, золота и прочего. Все это уже не волновало. Нам повезло – вылетели вовремя, а два других рейса на Москву и один на Париж были перенесены. В самолете мы с ужасом увидели тех горластых бабенок, что трясли сиськами на пляже. Я сказала Наташке:

Представь: завтра ты выходишь гулять с псом, а там они! И у каждой – по течной суке.

Да типун тебе на язык! – простонала подруга.

Еще накануне мы слышали, что в Москве холодно. Из аэропорта я послала Степе запрос насчет погоды. Он ответил, что около нуля и солнышко. Но когда подлетали, нас обрадовали: в столице минус 15. Это было сильно! Я летела в тапках, в которых бороздила просторы Африки. Попыталась переобуться в сапоги – не удалось: они были почти новыми и довольно узкими, а ноги отекли. Так и пошла – в пальтишке и в почти белых тапочках. Долго ждали багажа, Наташкин чемодан приполз почти последним и с отломанной ручкой. Хорошо, что нас встречал Илюшин водитель, замерзнуть не успели. Дома были уже под утро, я не стала толком разбираться, рухнула спать. Все. Сказка закончилась.

*

Мои электронные книги можно приобрести здесь.

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий