понедельник, 18 мая 2020 г.

0 Слово без дела. Часть 30


В этом отрывке воспоминаний идёт речь о начале моей работы в СДК МАИ. Неплохое было место, но со скверным руководством. Трудилась я там около года, с сентября 2002-го.

Степа в августе тоже метнулся менять работу. Платили братья-армяне маловато, особых перспектив у него в этом магазине не было. В одной из моих работных газет Заяц вычитал, что кампания «Связной» проводит большой набор, и подался туда учиться. Отбор там был очень жесткий. Начинался он со зверского теста, потом – собственно занятия, на каждом из которых был отсев. Степа дотянул до экзамена и срезался. Насколько я понимаю, он совершенно утратил навыки учёбы как таковой: систематизировать и запомнить большой объём информации оказалось не под силу. Парень был на грани нервного срыва: ему очень хотелось работать в «Связном». А тут такой облом, да еще в сочетании с личной трагедией. Он помыкался какое-то время, а потом вернулся к братьям-армянам, они предложили Зайцу должность старшего оператора с повышением зарплаты, разумеется.
Личная жизнь у Степы налаживаться никак не желала. Довольно долго он надеялся вернуть свою коварную зазнобу, но только наделал глупостей и получил изрядное количество помоев на свою голову. Тогда ребенок начал утешаться, вышибая клин клином, и весьма в этом преуспел. Правда, количество подруг никак не перерастало в качество, я же в них попросту запуталась.
У Наташки моей последние годы было две основные проблемы: Сережка и новая квартира. Сынулю надо было отмазать от армии, что не так-то просто. Сначала он учился в строительном училище, потом в колледже, уже за деньги. А пару лет назад получил серьезную травму: во время купания на канале сиганул в воду, и ему чем-то напрочь срезало пятку. Серёга долго лежал в больнице, делали пересадку кожи. Но, тем не менее, к строевой почему-то остался годен. И в результате подался в транспортную милицию, куда его пристроил один знакомый.
А Илья купил квартиру в строящемся доме, на «Профсоюзной». Дом-то давно уже готов, но они затеяли ремонт с перепланировкой, а это геморрой тот еще. Наташка моталась сначала, собирая многочисленные документы, что было долго и муторно. Теперь занимается собственно ремонтом, а Илья ее подгоняет. Умаялась девка неимоверно. А я с грустью думаю о том, что недалек день, когда они переедут к черту на кулички. Сейчас-то я у Наташки пусть не часто, но бываю. Иногда заезжаю прямо с работы пообщаться, книжек взять почитать. А переедут на «Профсоюзную», туда не очень-то наездишься – далековато.
Итак, я начала работать в СДК МАИ (Студенческий Диско-Клуб) и примерно полгода была этой работой очень довольна. Во-первых, мне исключительно повезло с главным бухгалтером. Русико (Ломидзе Русудан Амирановна) оказалась очень знающим специалистом и замечательным человеком. Молодая, красивая, исключительно порядочная и воспитанная. Причем я нисколько не преувеличиваю. Она немного стеснялась своего полного имени, видимо, потому, что мало кто мог его с налету правильно произнести. Так что все звали ее просто Русико. И еще несколько комплексовала по поводу своей «кавказской национальности»: доводилось иметь из-за нее проблемы. Мы с Русико быстро поладили и принялись вместе наводить порядок в довольно запущенном хозяйстве. Русико начала там работать всего за три недели до моего прихода и очень много уже успела сделать, а то был вообще маразм.
Народ там работал по большей части приятный и довольно молодой. Я была старше всех, не считая уборщиц. Под одной крышей собрались три фирмы: общепит (кафе-бар с бильядным залом и игровыми автоматами), туристическое агентство и ПБОЮЛ, занимающийся концертной деятельностью. При приеме меня пугали большим объемом работ, но по сравнению с «Дианой» это были сущие семечки, даже с учетом того, что работать надо было параллельно в трех базах. Ничего принципиально нового для меня там не имелось, а под чутким руководством Русико я за пару месяцев узнала «1С» гораздо лучше, чем за два предыдущих года.
Несколько омрачало безмятежную картину то, что фирма эта оказалась семейным бизнесом. Жена гендиректора значилась бухгалтером в турагентстве, а занималась тем, что совала нос везде, где только можно (в свободное от висения в Интернете время). Сестра директора и ее муж тоже кем-то числились и не всегда даже делали вид, что чем-то заняты. А самым ужасным было то, что их фамилия была Жуковы. Тяжелое копыто предчувствия ударило меня в грудь: не везло мне с этой фамилией. Сначала собственно Жуков Алексей Евгеньевич, испортивший мне не одно ведро крови. Потом «Диана» №12 на проспекте маршала Жукова, с которой мне с большим трудом и потерями не так давно удалось уползти. И вот теперь целое семейство Жуковых, хлябь твою твердь! Как показало время, предчувствие не обмануло.
Сам директор, Жуков Андрей Викторович, – мелкий мужичок с соответствующими комплексами и Наполеоновскими замашками. Хозяйство свое вел по-идиотски и весьма рискованно, да еще и врал постоянно. Впрочем, до поры меня лично это не касалось, я занималась своей работой и не обращала на шефа лишнего внимания. А вот Русико от Жукова доставалось, и как еще горячая грузинская женщина столько времени это терпела?
Здесь надо было выходить по субботам и воскресеньям, снимать кассы, но за это хотя бы платили. Сначала нас в бухгалтерии было трое: Русико, я и Оля, бухгалтер-калькулятор. Мы делили между собой выходные по-братски, это было нормально. Но в ноябре Ольга полаялась с Жуковым и ушла, стало потяжелее. Я выходила по субботам, Русико – по воскресеньям. Не очень здорово, конечно, но терпимо. Выходить надо было не на целый день, все равно бы я до обеда проспала, так что во времени ничего не теряла. Гораздо больше меня напрягала текучка среди барменов и официантов: только успевай запоминать имена. Такая вот там была кадровая политика: зачем учить и воспитывать персонал, лучше выгнать, да еще и денег не заплатить.

*
Мои электронные книги можно приобрести здесь.

Комментариев нет:

Отправка комментария