среда, 7 ноября 2018 г.

0 Слово без дела. Часть 25

Очередная порция воспоминаний относится к 2000 году. Здесь, в основном, о работе в незабвенной химчистке ДИАНА.

В начале лета 2000 года меня призвала мадам Градусова и сделала неожиданное, весьма заманчивое предложение: перейти работать в бухгалтерию. На фабрике происходили крупные кадровые подвижки: финансовый директор уходила по семейным обстоятельствам, на ее место перемещали бухгалтера-кассира, барышню с высшим экономическим образованием. Вакансию бухгалтера-кассира мне и предложили, так как работа эта довольно деликатная, а я – человек свой, давно проверенный.
Я поначалу упиралась. Во-первых, в бухгалтерии не понимала абсолютно ничего, компьютером тоже не владела на тот момент совершенно. Во-вторых, меня более чем устраивал график работы, а перейти предстояло на обычную пятидневку. Но мадам обладала даром убеждения. По поводу специальных знаний она заявила, что это вообще фигня вопрос: пойдешь на курсы, фирма оплатит. Да и тетки из бухгалтерии не против моей кандидатуры, помогут. По поводу режима работы – человек не свинья, ко всему привыкает. А зарплата у бухгалтера выше, опять же перспектива... И я подумала: а чего, собственно, упираюсь? Не век же в приемщицах сидеть, ведь клиенты-то обожаемые уже давно осточертели, глаза бы не видели кормильцев наших!
Через некоторое время вопрос решился в объединении положительно, и я перешла работать в бухгалтерию. Надо отдать должное руководству: вводили меня в курс дела нежно, тщательно и неторопливо. Поначалу я работала вручную, а в сентябре подыскала себе подходящие курсы и пошла учиться.
Было очень интересно. Правда, мужик, преподававший бухгалтерию, оказался халтурщиком. Много болтал не по делу: например, как работал в далекой юности фельдшером, и довелось ему роды принимать. Очень познавательно! А под конец вообще решил несколько последних занятий нам простить: заявил, что мы все уже сдали экзамен на «отлично». Но тут мы устроили небольшой скандал и заставили друга оплаченное время таки отработать. За что он всем понизил оценки. Компьютерный мужик оказался добросовестнее, хотя все равно программу «1С» показал весьма поверхностно. Но, поскольку я была вообще нулевая, лично мне эти курсы дали по максимуму.
Где-то в декабре я успешно прошла аттестацию в объединении, получила 1-ю категорию и стала получать бешеную зарплату – 6200 рублей, то есть, 200 баксов на тот момент. Работка была довольно хлопотная, с деньгами, но мне не привыкать. Раза 3-4 в неделю приходилось мотаться в банк, на Сокол, и это напрягало больше всего. Машину удавалось выпросить крайне редко, а ездить в трамвае с сумкой, набитой деньгами, довольно стремно. Еще не очень удобно было то, что, начав работать с 9 часов, я стала попадать в пробку на Дмитровском шоссе. Пробки здесь ежедневные и очень плотные, рассасываются только летом. Обычно, доехав до «Еревана», где машины намертво встают, почти весь народ из автобусов выходит и топает вперед одну, а то и две остановки, обгоняя это безобразие.
Тетки в бухгалтерии были нормальные, кроме одной ласково-подленькой бабульки. Эта Валя меня пару раз по мелочи подставила. Ну, да Бог с ней, – не только меня. Уж о душе пора подумать, а ей интриговать не лень на старости лет! Необъятная Вера Михайловна, главный бухгалтер, была весьма добродушной дамой. Ее не следовало трогать, только когда она зарплату считала: можно было нарваться на грубость. Ольга, фин. директор, чье прежнее место я заняла, была вообще классной молодой девчонкой, только-только вышедшей замуж. Мы с ней душевно работали, на полном доверии, и были друг другом довольны.
Не очень хорошо ко мне относились только начальник производства и технолог, довольно склочные бабы. Этак свысока. Да и хрен бы с ними, нужны они мне были сто лет!
Однажды нашу убогую квартиру пытались ограбить. Было это днем, в будни. Мамуля вышла ненадолго погулять с Троллем, а когда возвращалась, увидела через кухонное окно, что какой-то мужик прошел в мою комнату из прихожей. Она решила, что это Степу в очередной раз отпустили домой, и возрадовалась. Но рано: подойдя ко входной двери, нашла ее приоткрытой и почти сорванной с петель. Все еще в непонятках, мамуля кое-как протиснулась внутрь, призывая предполагаемого внука. Тролль тем временем прошел в комнату. Может, он и лаял, не знаю: матушка у нас практически глухая, а у пса с возрастом почти пропал голос.
Короче, когда мамуля все-таки добралась до моей комнаты, она застала там только возбужденного пса и распахнутое окно. Незадачливый домушник смылся. Очень неприятное ощущение, знаете ли. Поживиться у нас особенно нечем, но противно знать, что у тебя в доме побывал вор. Видно, отжать дверь у него не получилось, пришлось выбивать. И прямо перед мамулиным возвращением с прогулки.
Одно время мы почти ежедневно встречались вечерами с Натальиной сестрой Валюшкой, гуляя с собаками: они живут совсем рядом с нами. Она посетовала, что дочка, Юлька, никак не может найти более-менее нормальную работу. Девчонка в свое время окончила педагогическое училище и работала в детском саду за абсолютно смешные деньги. Я пообещала узнать, есть ли у нас вакансии. Правда, имела в виду вакансии в цехе, но наши кадровики решили иначе. Поскольку Юлька хорошо владела компьютером, ее взяли в бухгалтерию. Поначалу меня это слегка напрягало: крайне тихая и стеснительная барышня ходила за мной хвостом и звала тетей Мариной. Не знаю, почему, но меня бесит, когда слышу слово «тетя» не от племянников. Но вскоре Юлька освоилась, шустрила на компе. Ей досталась часть моей работы, чему я была очень рада. Правда, компьютер у нас довольно долго был один на двоих, – не очень удобно. Сейчас она из «Дианы» ушла, работает бухгалтером в какой-то аптечной сети и учится по специальности.
Эта Юля – вторая, кого я удачно трудоустроила. Первой была Катька Васильева, конструктор из НИИПа. Мы с ней много лет проработали бок о бок и были в прекрасных отношениях. Специалист Катька отличный, решать с ней всякие производственные проблемы было одним удовольствием. А еще я к ней частенько убегала из цеха играть на компьютере. Важно заявляла своим, что я у конструкторов и отправлялась раскладывать пасьянсы или резаться в «Тетрис» и «Арканоид». Разные бродилки и стрелялки меня не привлекали: очень нервные игрушки, там вечно кто-то гибнет.
Короче, пока я искала работу себе и перерывала горы газет с объявлениями, наткнулась на одно, как на Катьку сшитое: требовался конструктор-разработчик печатных плат. Катерину это заинтересовало, она шутя выиграла конкурс, так с тех пор в этой фирме и работает. Правда, еще довольно долго ее трудовая книжка лежала в НИИПе, Катька там иногда появлялась и даже делала что-то. Я от нее за помощь в трудоустройстве получила кило шоколадных конфет и сердечную благодарность.

*
Мои электронные книги можно найти
здесь 


Комментариев нет:

Отправить комментарий