понедельник, 21 декабря 2015 г.

2 Мечтать полезно. Отрывок 3

Галка просмотрела уйму миров и мирков, целенаправленно выискивая и фиксируя магические. И чем дольше занималась изысканиями, тем больше крепло убеждение, что всё далеко не случайно. Она не столько видела, сколько чувствовала, что есть связь, система, объединяющая волшебные миры. Ничего явного, ничего жёсткого, но связь существовала. И Галка пошла по призрачной цепочке, прощупывая звено за звеном. Многие из этих звеньев выглядели очень привлекательно, но она искала дальше, неизвестно почему уверенная, что так будет лучше. И куда интереснее. Господи, и что она раньше находила в Интернете? Убожество: всего лишь информация и общение. А здесь кипела жизнь – множество жизней, связанных между собой в единое целое.
 
Постепенно начала вырисовываться картинка, но прошло ещё немало времени, пока она сформировалась окончательно. На плоскости это можно было изобразить в виде велосипедного колеса со множеством спиц, где спицы – это связи. Но ближе к реальной картине был бы, пожалуй, морской ёж, у которого на каждой игле находится по отдельному миру. И ещё эта псевдо-галактика окутана невидимой паутиной, в которой кое-где имеются бреши, одной из которых выступало Галкино зеркало.
Так вот, в центре гигантской, многоуровневой системы магических миров находился один, объединяющий их. Как, почему и зачем, что в нём такого уникального – неизвестно, а узнать до крайности любопытно. Заочно Галка окрестила этот пуп Вселенной Перекрестком, и в один прекрасный день отправилась туда с Гасаном.

Они очутились в горах. Скорее всего, это был перевал: в обе стороны уходила дорога, ощутимо забирая вниз. И тонула в густом тумане, затянувшем всё вокруг. Впервые за свои странствия Галка застала другое время суток: здесь солнце только-только встало из-за дальних заснеженных вершин, и они розовели в прозрачном воздухе, плыли над туманом – такие величавые, такие недоступные…
В небе – ни облачка, ни птицы, только далеко-далеко промелькнула маленькая ослепительная точка и растворилась на фоне солнца. И тишина до звона в ушах, и лёгкий пар от дыхания – прохладно, горы всё-таки.
– Гасан, – прошептала Галка, боясь вспугнуть чуткую тишину, – сотвори мне курточку, пожалуйста.
Заботливый джинн сотворил не только куртку, но и шарф с перчатками.
– Спасибо, дружище! А почему здесь утро?
– Здесь всё не так, госпожа.
– Ты раньше бывал в этом мире?
– Нет, но я слышал о нём, очень давно. Здесь всё пронизано силой, здесь не нужны волшебные лампы и палочки.
Да, она тоже чувствовала магию, как будто была в неё погружена: знакомое покалывание и тепло, только сильнее, чем где бы то ни было. Это что же, здесь всю дорогу будет щекотать и подогревать? Галка поёжилась. Нельзя сказать, что ощущение было неприятным, но оно отвлекало. Но вскоре присутствие магии сделалось привычным, как тиканье будильника: оно есть, но его не замечаешь.
– И ты сможешь жить здесь без лампы?
– Если на то будет воля госпожи.
– Я пока повременю с волеизъявлением. В какую сторону лучше направиться?
Туман немного истончился под лучами солнца, но по-прежнему скрывал то, что находилось внизу. После недолгих раздумий Галка решила идти в ту сторону, где дорога была менее крутой, и солнце глаза не слепило. Спуск оказался долгим, но неутомительным. Джинн скользил рядом, развлекая госпожу побасенками. Туман отступал примерно с той же скоростью, с которой они двигались. Оглядываясь назад, Галка видела чистое небо и деревья по краям дороги, извивающейся вверх по склону горы, поросшей невысоким густым лесом.
Тишина давно кончилась: в лесу чирикали невидимые пташки, шуршала листва на деревьях, раздавались другие – похоже, безобидные – звуки. Не стало уж и тумана. Галке наскучило топать пешком, она сняла ненужные больше тёплые вещи и обратилась к джинну:
– Гасан, неси-ка меня дальше ты! А то мы так, может, неделю ползти будем. Как увидишь что-нибудь, похожее на жильё, – тормози. Прямо к крыльцу или городским воротам не надо, мне бы хотелось сначала осмотреться.
И через мгновение они очутились в долине. Дорога, теперь мощёная светлым камнем, вилась среди холмов. Галка оглянулась: позади холмы постепенно повышались, обрастали лесом и превращались в горы. Желтая ниточка дороги уходила вдаль и ввысь, теряясь из виду. А на заднем плане слепили глаза высоченные пики. Панорамой можно было любоваться долго, но Галку больше интересовало то, что впереди. А там виднелся одиноко стоящий большой дом. К нему сбегалось несколько дорог, но дом расположился чуть в стороне от их скрещения.
– Точно: перекрёсток! Пошли скорее, посмотрим, что там.
Ходьбы до здания оказалось минут десять, и по мере приближения оно нравилось Галке всё больше и больше. Строение П-образной формы стояло фасадом на перекрёсток. К нему вела дорожка чуть поуже остальных, обсаженная низко подстриженными кустами. Передняя часть здания, сложенного из светло-серого камня, была трёхэтажной, крылья имели по два этажа, по углам возвышались аккуратные круглые башенки. Узкие и высокие, закруглённые сверху окна с частым переплётом Галку просто очаровали. Стены почти сплошь увиты диким виноградом, кое-где листья уже начали краснеть. За домом угадывался большой сад или парк. И – никого вокруг.
Галке пришло на ум полузабытое слово «усадьба», оно подходило лучше всего. Так кто же в усадьбе живёт, что поделывает? Путники приблизились к полукруглому крыльцу, поднялись к дверям с витражами. Ни звонка, ни молотка – двери сами собой распахнулись навстречу. Миновав полутемный холл, они оказались в длинном двусветном зале, но света там было почему-то не больше, чем в прихожей. Никого не видно, но дом явно жилой: ничего, похожего на мерзость запустения, Галка не уловила.
– Э-эй, хозяева! Есть здесь кто-нибудь?
– Проходите, сударыня. Вы впервые здесь, как я погляжу, – раздался откуда-то сбоку тихий бесцветный голос.
Галка пошла на звук и обнаружила у глухой боковой стены длинную барную стойку, а за ней – белого, как лунь, старика с волосами до плеч и округлой волнистой бородой. Он сидел в самом углу и строгал какую-то деревяшку.
– Женщина с джинном… – задумчиво произнес он, разглядывая необычную пару. – Полагаю, с Земли?
– Да, а как вы узнали?
– Джинны этого вида встречаются только на Земле, – пронзительные глаза хозяина казались черными. – Так что обойдемся без имён, сударыня.
– Гасан, погуляй пока около дома, – обратилась Галка к джинну, и тот моментально исчез.
– Очень умно дать джинну имя: это навсегда привязывает его к господину. Сами догадались, или кто подсказал? – старик спрашивал вяло, через силу, – лишь бы поддержать разговор.
– Это вышло случайно, – призналась она. – Меня зовут Галина.
– Крауз, – представился старик, продолжая лениво строгать. – Хозяин этого постоялого двора. Никудышный хозяин, честно говоря: держу гостью в темноте, не угощаю…
Мягкий желтоватый свет появился сразу и ниоткуда, а в противоположном конце зала вспыхнул огонь в большом камине, отделанном малахитом. Галка никогда не думала, что в таком обширном помещении можно чувствовать себя уютно, но оказалось, что бывает и так.
У камина располагались глубокие кресла и диваны. Далее стоял один довольно большой стол и несколько маленьких – на четыре персоны. Потом было пустое пространство, навевающее мысли о танцах и, наконец, – стойка, за которой они и беседовали. Стены обшиты резными дубовыми панелями, пол – плитка из шероховатого камня песочного цвета. Гравюры на стенах изображали карты неведомых миров, причудливые пейзажи и еще более причудливых живых существ. В окнах с внешней стороны мелькал Гасан, дисциплинированно гуляющий вдоль фасада. С внутренней действительно был парк: тенистый, слегка запущенный.
– Так чем вас угостить, Галина? – хозяин терпеливо дождался окончания осмотра. – У меня есть всё, что пожелаете.
Взглянув на Крауза уже при свете, Галка увидела, что он вовсе не старик – просто совершенно седой, усталый и печальный человек. И глаза у него отнюдь не чёрные, на свету зрачки сузились, и оказалось, что они очень светлые и прозрачные, серо-голубые. Его длинная рубаха из небелёного полотна была мятой, а замшевая жилетка – сильно потёртой.
– Всё есть? – переспросила она, разглядывая пустые полки за спиной хозяина.
– Ах да, вы же с Земли, – белоснежные усы слегка раздвинулись, показав ровные зубы. – Там у вас чересчур увлеклись техникой и технологией, о магии забыли. Доверяете только тому, что можно увидеть и пощупать. Не люблю это место, не в обиду вам будь сказано. Народ суетливый и агрессивный.
– Не извиняйтесь, Крауз, я вас понимаю. Угостите меня кофе и стаканом сока гуавы.
Перед ней возник высокий запотевший стакан сока и изящная чашечка с густым ароматным кофе.
– Может, чашку сделать больше?
– Нет, спасибо. Крауз, как называется это место?
– Перекрёсток.
– Читаете мои мысли?
– Никогда не позволю себе такой бестактности по отношении к малознакомой даме.
– Похоже, не очень оживленный перекрёсток?
– Он не всегда пустынен, поверьте. Этого места не минует никто из путешественников и торговцев.
– А вы здесь один? – спросила Галка, прислушиваясь к тишине в доме.
– Теперь уже да, – седовласый хозяин отвернулся к окну. – С тех пор, как умерла жена, в этом доме никто не живет постоянно, кроме меня. Дети разъехались, а остальные не задерживаются надолго.
– В сказках тоже умирают?
– Как и везде. Не так быстро, как в вашем мире бабочек-однодневок, но всё же умирают. Не знаю, потяну ли я этот дом? Не то, чтобы трудно, а просто бессмысленно как-то теперь…
Хозяин умолк, склонившись над своей поделкой, и вновь показался глубоким старцем. Не зная, что сказать, Галка уткнулась в чашку. Звонок телефона, который она таскала с собой исключительно для того, чтобы отснять что-либо интересное, был настолько нелеп здесь, что Галка, чуть не свалившаяся с высокого табурета, прослушала знакомую мелодию почти целиком, прежде чем сообразила ответить.
– Ты где? – традиционный для мобильной связи вопрос Петрович задал деревянным, напряжённым голосом. Чувствовалось, что он едва сдерживается, чтобы не сорваться на крик.
– Занятная игрушка, – заметил Крауз и со вздохом поставил свежевыструганную лошадку-качалку под прилавок. – Я и говорю: технология в чистом виде.
– Алло! Как ты сюда дозвонился? – Галка никак не могла опомниться.
– Где тебя черти носят?! Звоню домой, Вера говорит: уже два часа, как в спальне закрылась! Что происходит?!
– Я не на Земле, и просто въехать не могу, как ты смог дозвониться. Постой, как ты сказал: два часа?! Не может быть, – Галка вообще ничего не понимала. Там время должно стоять! И телефон работает…
– Срочно возвращайся! Ты там одна бродишь?
– С Гасаном. Да что случилось? – ей категорически не нравился голос мужа: такого голоса просто не может быть из-за двухчасовой отлучки.
– Мать умерла, – глухо ответил он и замолчал, тяжело дыша в трубку.
– Боже мой… Сейчас буду. Ты у них?
– Да, – и Петрович отключился.
– Неприятности? – подал голос хозяин, прервав наступившую тишину.
– А? Нет – это горе. Извините, Крауз, мне нужно идти. Но я ещё вернусь.
– Конечно, Галина: идти нужно всегда, но все возвращаются, пока живы.
Он отрешенно смотрел, как гостья бежит к выходу. Свет в зале медленно угасал, а глаза хозяина становились всё чернее.

*
Мои электронные книги можно найти здесь.  


2 комментария:

  1. Интересная статья.Есть мир в котором действительно течет всё размерено и спокойно и приходит время, когда вся эта суета на земле становится не к чему.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Это отрывок из романа, первой части цикла "Перекрёсток всех миров". Перекрёсток - удивительное место.

      Удалить