вторник, 15 апреля 2014 г.

23 Сто лет - не разница. Отрывок 1

 Скоро я запускаю в печать свой многострадальный роман "Сто лет - не разница". История его создания изложена здесь. Этот роман дорог мне по многим причинам.
Во-первых, некоторые его герои являются членами моей семьи. Во-вторых  - это первая вещь, написанная не в жанре фэнтези. В-третьих, после него у меня не было крупных работ. Да-да, как ни жаль, с 2010 года я ничего существенного не написала. Так, по мелочи: парочка-тройка рассказов, несколько стихотворений. Видимо, та неприятная история сыграла роль: отбила охоту.
Надеюсь, со временем это пройдёт. А пока роман готовится к изданию, буду выкладывать небольшие отрывки. Вот один из них.


Между тем незаметно истаяло лето. Растворилось в звёздных августовских ночах и смиренно уступило дорогу сентябрю, оставив на память лёгкий загар и сожаление о том, что тёплое и солнечное время проходит слишком быстро. Пусть даже погода с наступлением календарной осени сразу не портится, но уже – не то.
Народ вернулся из отпусков, на дорогах стало теснее, началась учёба. А это значит, что скоро пойдут отнюдь не грибные дожди. Карнавальная пестрота листьев осыплется на землю и будет походя втоптана в слякоть.
 Теперь Анюта являлась домой только переночевать. По понедельникам, средам и четвергам – занятия в институте, а в прочие дни девушке приходилось допоздна сидеть на работе. А всё потому, что прежний провайдер никак не мог провести интернет в новые дома, испытывая какие-то трудности с доступом в подвалы. До конца лета Аня была ещё согласна уважать эти серьёзные и продолжительные трудности, но теперь начала подумывать о смене провайдера, так как интернет стал насущной необходимостью. Учёба без него в наши дни немыслима, а жить на работе девушке вовсе не улыбалось.
Когда начался учебный год, Анюта поняла, что была слишком высокого мнения о собственных силах, и даже начала жалеть, что работает не курьером. Пусть разъездная работа – удовольствие ниже среднего, но хоть голова не перегружена, а в транспорте можно что-то почитать. Понятие «свободное время» стало абстрактным. О каком-либо досуге и личной жизни оставалось только мечтать, но на мечты у Ани тоже не было времени. Бог с ней, с личной жизнью как таковой. С трудом избавившись от репья, которым являлся бывший однокурсник Лёха, девушка не спешила заводить новые знакомства. Старых бы друзей – а их не так уж много! – не растерять при такой жизни. Даже Ксюша, девчонка хоть взбалмошная, но неконфликтная, начала возмущаться, позвонив как-то вечером в пятницу и узнав, что Аня ещё сидит на работе:
– Ты что, в супер-ботаники записалась? Когда мы с тобой виделись последний раз? Даже по телефону толком не поговорить: всё тебе некогда. Скажу папке, чтобы разгрузил тебя.
– Не вздумай! У меня и так послабления: в учебные дни ухожу на полчаса раньше, чтобы не опаздывать. И после работы оставаться разрешили.
– Офигительное послабление! Да за каким чёртом тебе так упираться?! Ладно, в школе была отличницей, но не ботаном же! Нормальным человеком! А в этом году даже «Нашествие» пропустила!
Ксюша вечно забывала, что фанатик рока – она сама, а подруга иногда ездила просто за компанию. Аня, решив не напоминать об этом, чтобы не углубился наметившийся конфликт, ответила коротко:
– Я на бюджете учусь, Оксан.
– Подумаешь! – не понимала подруга. Не понимала и не желала понимать, что значит: нет денег. – Имей в виду: завтра мы всей кодлой идем прыгать с Ховринки. А то потом начнутся дожди, мокнуть – никакого кайфа.
– Прыгайте сами, я не пойду! – отрезала Аня. – Это ты у нас экстремал и кодловод.
– А ты – индивидуалистка и трусиха!
– Ну, давай поругаемся.
– Не дождёшься!
Ховринкой или Амбреллой, огромной недостроенной больницей, заслуженно пользующейся дурной славой, Аня могла каждый день любоваться с железнодорожного моста. Но ходить туда – увольте! Даже если в этих мрачных серых корпусах уже не водятся сатанисты, то бомжей-то никто не отменял. А безбашенная Ксюша время от времени ходила с компанией бывших одноклассников. За адреналином, как она выражалась. В тёплое время года – прыгать с крыши на тарзанке, зимой – на коньках кататься в затопленных подвалах, под цветомузыку. Такой, мол, там лёд исключительный: ровный, прозрачный. И кое-где под ним якобы видны до жути непонятные вещи. Анюта на уговоры подружки не поддавалась, но та не теряла надежды и постоянно возвращалась к любимой теме.
– Да, я трусиха, и это – навсегда. Ксюш, давай встретимся после ваших прыжков, ты расскажешь и покажешь видео. Лично мне адреналина за глаза хватит.
– Да ну тебя! Как можно жить без риска?
– Ладно. Пусть меня «ну». Поздно уже, домой давно пора.
Ксюха отключилась, не попрощавшись. Обиделась. А на что, спрашивается?
Взглянув на часы, Анюта ужаснулась: уже почти десять. Скоро охранник запрёт наружную дверь, и придётся его упрашивать, смиренно слушая ворчание. Впрочем, нет, – сегодня дежурит самый молодой, Олег, и вместо упрёков будут неуклюжие заигрывания. Тоже весёлого мало. Девушка торопливо выключила компьютер и затолкала в сумку тетради.
Вечерами в офисе тихо. Умолкают надоедливые телефоны, расходятся по домам коллеги, не работают компьютеры и кондиционеры, и оттого слышнее посторонние звуки. Охранники не обманывали: по коридору второго этажа действительно повадились бродить некие сущности. Анюта частенько слышала то суетливый детский топоток, то шарканье, будто мимо прошёл хромой старик. Иногда раздавалось негромкое покашливание. Жутковато, но чертовски любопытно. Аня специально держала вечерами дверь офиса открытой, но ещё ни разу и не видела «Барабашку». Сущности, обитавшие в старом доме, либо стеснялись показываться на глаза, либо умели создавать только акустические эффекты.
Девушка погасила свет в комнате менеджеров и в приёмной, заперла офис. Справа – там, где коридор поворачивал, послышался явственный скрип паркета. Аня быстро обернулась на звук – никого, но за поворотом словно кто-то запрыгал прочь на одной ножке.
– Олег, это ты? – на всякий случай окликнула Аня.
Прыжки стихли. Чушь. Охранник-то весит как минимум центнер. Даже если ему вдруг вздумается поиграть на ночь глядя в классики, что само по себе абсурдно, то шума будет произведено гораздо больше. Анюта поспешила на выход, поминутно оглядываясь, но уже не от любопытства. Неприятно знать, что где-то за спиной, по тускло освещённому коридору, слоняется пусть даже невидимое и дружелюбное привидение.
По лестнице пришлось спускаться на ощупь. Внизу, в холле, горела только настольная лампа, а стол этот, за которым скучали охранники, располагался в самом углу. Разгадывать при таком освещении кроссворды, может быть, и комфортно, а вот ходить по крутым лестницам – ни капельки. Чертыхаясь про себя, девушка осторожно нащупывала ступени. И всё-таки запнулась на самой последней: расслабилась оттого, что почти дошла, и зацепилась носком кроссовки за прореху в некогда ковровой дорожке. Но успела вцепиться обеими руками в круглые набалдашники, венчающие столбики перил, и устояла. Левый набалдашник с почти неслышным щелчком повернулся в потной ладони.
– Вот ведь чёрт! Не хватало грохнуться здесь или ногу подвернуть, – прошипела Аня, всё ещё держась за гладкие деревянные шары. Помотала головой: что-то странное со зрением, никогда такого не было. Полутёмный холл казался плоской картинкой, которая медленно превращалась из цветной в чёрно-белую. Словно обои на рабочем столе – перед тем, как при выключении компьютера нажмёшь кнопку «ОК». Вот так, значит, и становятся дальтониками?..
Девушка выпустила из рук набалдашники, собираясь протереть глаза, и двухмерное изображение холла моментально вернуло себе объём и цвет. И впрямь чертовщина! Судорожно вздохнув, Анюта огляделась. Охранник отсутствовал, дверь была закрыта на засов. Ждать, когда дежурный вернётся с обхода – или куда он там отлучился? – категорически не хотелось. У этого домового настолько оригинальное чувство юмора, что лучше всё-таки держаться от проказника подальше.
– Олег! Я ухожу, запри за мной!
Отодвинув тугой засов, Аня распахнула дверь и шагнула за порог. И почувствовала, что сходит с ума. Или умирает. Слишком много всего обрушилось на неё – неожиданно, сразу, резко, со всех сторон, – и рассудок завис, будучи не в силах хоть как-то отреагировать.
По глазам беспощадно хлестнуло солнце. Кроссовки заскользили в разные стороны, и Анюта плюхнулась на попу, ощутив под собой лёд. Дыхание перехватило от морозного воздуха, который пахнул свежим хлебом и навозом. В уши ворвался топот копыт, непонятный скрип и пронзительный тенор, с надрывом распевающий где-то неподалёку:

«Бро-ошу я ка-арты, брошу я билья-арды,
Бро-ошу я во-одочку горькую пить.
Бро-ошу я сво-о-ою сладкую конфэ-эту,
Ста-ану на ко-онке кондуктором служить!»

Да что же это… Добро пожаловать в Кащенко?..
Проморгавшись от слёз, девушка осторожно открыла глаза. И сразу же захотелось вновь зажмуриться, чтобы проснуться уже дома. Вокруг была зима. Ясное зимнее утро. Гнедая лошадь, запряжённая в крытый санный возок, рысью удалялась в сторону Большой Никитской. За упряжкой тянулась цепочка свежайших, исходящих паром конских яблок. Так вот что скрипит – полозья по укатанному снегу.
На противоположном тротуаре, опираясь на большую деревянную лопату, стоял мужчина, одетый в подпоясанный верёвкой тулуп, треух и валенки. Он молча, с глуповатой улыбкой, таращился на Анюту, которая так и сидела на верхней ступеньке крыльца, затравленно водя глазами по сторонам.
– Барышня, разве можно так? – услышала она и медленно обернулась на голос. Остановившийся рядом молодой человек, в длинной чёрной шинели и фуражке, подался вперёд, протягивая ей руку. – Ушиблись? Позвольте вам помочь.
Его открытое лицо с чуть раскосыми карими глазами в равной мере выражало участие и удивление.
– М-м-м… – только это и смогла выдавить Аня, мотая головой.
Молодой человек наклонился, мягко подхватил её под локти и поставил на ноги. Затем поднял с крыльца битком набитую сумку Анюты.
– Ты, бездельник! – строго прикрикнул незнакомец на мужика в тулупе. – Чем скалиться, лучше бы крыльцо песком посыпал!
– Там не моя дом, – проворчал тот и принялся старательно счищать с тротуара снег.
– Куда вас проводить, барышня? – взгляд незнакомца, обежав фигуру девушки от кроссовок до непокрытой головы, стал ещё более изумлённым.
Ой, только вот не надо никуда провожать! Молча выхватив у парня сумку, Анюта, что было силы, рванула на себя дверь, которая минуту назад преспокойно захлопнулась у неё за спиной. Только бы не успел Олег запереть! Иначе…
Что – иначе, додумывать не пришлось, потому что Олег не успел. Девушка ворвалась обратно в холл, задвинула трясущимися руками засов и опустилась на корточки, привалившись к двери – такой родной и надёжной. Ноги не держали, сердце билось в истерике, а сама она, как никогда, была близка к тому, чтобы составить «пламенному мотору» компанию.
– Ты чего, Ань? – спросил появившийся откуда-то охранник. – Меня ждёшь? Я же не запирал.
Анюта вздрогнула и провела рукой по глазам, которые ещё не привыкли к тусклому освещению после буйства зимнего солнца. Кое-как поднялась на ватные ноги.
– Там…
– А ведь в пьянстве замечена не была, – насмешливо протянул Олег. – Колотит тебя, подруга, как с хорошего бодуна. Что стряслось-то?
– Там. Там! – продолжала твердить она, кивая на дверь.
Олег посерьёзнел и взялся за резиновую дубинку, висящую на поясе.
– Гопота, что ли, привязалась? Ну-ка, пусти, – он сдвинул девушку в сторону и осторожно открыл дверь. Высунулся наружу, повертел коротко стриженой головой. Спина, обтянутая чёрной униформой, почти полностью загородила проём, но Аня видела главное: на улице темно, как и должно быть. – Нет там никого, хорош трястись. Плохие дяди ушли. А то оставайся ночевать, раз боишься, – радушно добавил Олег и подмигнул.
– Размечтался, – буркнула Анюта, поправив на плече ремень сумки. – Спокойной тебе ночи и новых трудовых свершений на ниве сканвордов.
Охранник посторонился и широко махнул рукой в сторону выхода:
– И тебе счастливо добраться, несговорчивая ты моя. Эй! У тебя джинсы сзади мокрые! – крикнул он вдогонку. – Оставайся, а? Заодно и просушим.
Аня не ответила и даже не оглянулась. Постояла, медленно приходя в себя. Вечер. Бабье лето. Вокруг – такой знакомый и до мелочей понятный город. Мимо неторопливо прошелестела серебристая «Тойота». Из-за тонированных стёкол просачивались звуки, которые теперь считаются музыкой – ритмичное «тыц-тыц-тыц». Всё, как всегда. Так что же случилось несколько минут назад?
Девушка обернулась на дом. Здесь нет крыльца – лишь невысокий порог, и дверь стоит практически на тротуаре. А только что крыльцо было. Деревянное, с тремя ступенями. Чуть наискосок – та же церковь, но забор вокруг неё теперь другой. Там тоже была Москва, только зимняя и давнишняя. Как лучше сказать: более старая или более молодая? Немудрено запутаться. Тот дворник буркнул: «Там не моя дом». Татарин? Ну, разумеется. Когда-то дворниками в Москве работали исключительно татары. А парень в шинели? Похоже на студенческую форму ещё царских времён. Жуть какая-то! Хотя…
Что такого ужасного? Выскочила в зимнее утро, шлёпнулась, почти сразу вернулась. Даже от медвежьей болезни бог миловал. Всегда ведь знала, что мир только прикидывается простым. Что чудеса возможны. Мало того – они происходят на каждом шагу, только никто не обращает внимания. Людям не до чудес, они заняты: зарабатывают деньги, растят детей, развлекаются. Живут или просто выживают – у кого как получается. День прошёл, и слава богу. Мало кто смотрит по сторонам, вверх – и того меньше. Все с детства научены смотреть под ноги, чтобы не споткнуться. А непослушных детей не так много, как кажется на первый взгляд. А сама она сегодня оказалась просто не готова.
Но вот что самое удивительное: откуда знакомо лицо того парня, что поднял её на ноги? Ведь где-то видела его, и не так давно. Всю дорогу до дома Аня пыталась вспомнить. И, кажется, вспомнила.
Но проверить правильность догадки удалось лишь утром, так как мама и дядя Юра уже спали, когда Анюта явилась домой. Сама же она почти до утра проворочалась, раз за разом переживая непонятное приключение. Адреналина – хоть отбавляй, это вам не тривиальные прыжки на тарзанке. Так что же это было? Что?
*
Купить эту книгу можно здесь.

23 комментария:

  1. да уж..та давняя история много кому чего поотбивала ..увы.
    ты уж наберись сил, давай ужО ")

    ОтветитьУдалить
  2. Такой захватывающий отрывок. Прочитал с большим удовольствием и хочется продолжения. Очень интересно, и жизненно написано. Думаю нужно продолжать.
    Небольшой совет: во вступлении есть слова: последняя работа. Очень не желательно употреблять слово "последняя". Оно является серьезным тормозом в жизни. К примеру у летчиков, если кто то скажет "последний полет", то за такие слова могут очень сильно набить лицо. Принято говорить "крайний полет". И это выражение весьма актуально во всех сферах жизни.
    Крайняя работа может иметь продолжение...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. У этого отрывка есть продолжение, роман написан целиком.
      Насчёт "последнего" и "крайнего" - любопытно. Однако я не настолько суеверна, хоть лётчиков понять могу :)

      Удалить
    2. Всё-таки суеверна, как и все мы: убрала слово "последний" :)))

      Удалить
  3. На самом деле слово "последний" не любят все люди рискованных профессий и увлечений- летчики, парашютисты, альпинисты... Знаю не по наслышке, т.к. сама прыгала.
    А рассказ интригует донельзя- у самой мурашки побежали от чего - то. Кстати, почему-то думала, что уже читала. оказалось- нет.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Раньше вы могли читать другой отрывок из этого романа. Поэтому и показалось - название уже знакомо.

      Удалить
  4. Мария, книгу "Сто лет - не разница" прочитала. Читала очень внимательно, да и иначе никак нельзя, можно пропустить какой-либо важный поворот в повествовании и дальше станет не все понятно. Все прочитанное оставляет сильное впечатление. В конце концов начинаешь верить, что кому-то действительно можно вот так путешествовать во времени. И можно исправить самые трагические моменты жизни, а этого так хочется! Не скрою, перед последними главами, перелистнула их и узнала завершение истории, а потом уже читала по-порядку и спокойно. Можно еще много написать об этом романе, что я и сделаю в ближайшее время.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я очень рада, что вам понравилось! Подруга, которая приобрела у меня бумажную книгу, тоже хотела заглянуть в конец, но удержалась :)
      Буду признательна за подробный отзыв.
      Мне бы тоже очень хотелось побывать в прошлом и кое-что там исправить.

      Удалить
  5. Мария, начну с того, что первый неприятный персонаж - это уборщица Зинаида, которая предрекала беду в будущем, напоминая какую-то зловещую колдунью, но потом она, слава богу, исчезла с горизонта. События и без нее разворачивались круто. А к выходкам домового я привыкла сразу, как привыкают к каплям, льющимся их неисправного крана.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Зинаида потом ещё появлялась. Она - эпизодический персонаж, который сделал своё небольшое дело. А домовой это такой своеобразный фон, придающий повествованию налёт мистики :)

      Удалить
  6. Мария, вы создали такой мужественный образ главного героя Павла, что нисколько не удивительно, что Аня влюбилась. И разница в 100 лет не должна рассматриваться, как кровосмешение.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я старалась. Видите ли, у моей бабушки был старший брат Павел, и его по навету расстреляли в годы Гражданской войны. В сущности, записки Павла, вставленные в конце каждой главы, - это то, что я запомнила из рассказов бабушки о её детстве и юности. Она была 1900 года рождения.
      А об инцесте, по-моему, речь не идёт: родство довольно дальнее :)

      Удалить
  7. Мария, меня несколько напрягло упоминание о восточных границах нашей страны и о ядерных взрывах на нашей территории, причем эти данные даже менялись. Вы этим хотели сказать, что мир наш такой хрупкий?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Это называется "альтернативная история". До того, как героиня начала проваливаться в прошлое, Россия имела границу с США, проходящую по Енисею. И атомные бомбы в конце Второй Мировой были сброшены на наши, а не на японские города. По мере развития сюжета история начала меняться, т.к. Аня влияла на прошлое. А когда она совсем ушла, ход истории изменился ещё сильнее. Теперь мы имеем то, что имеем.
      Небольшой пример. В действительности в московском метро произошло 2 взрыва 29 марта 2010 года, в понедельник. В романе это пятница, и взрывов больше (4 или 5, точно не помню). То есть, всё к лучшему :)

      Удалить
  8. Мария, при чтении книги запомнилось, что про Архангельск вы упоминаете, как о городе, где можно спрятаться от летней жары. Интересно почему вы выбрали Архангельск? Я там родилась, поэтому город мне близок. Сама часто уезжала к маме летом, во время отпуска, пережидала самое жаркое время. Но приезжие москвичи с трудом засыпают на Севере летом. Ведь там белые ночи, а они все ждут, когда же стемнеет.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Один мой знакомый живёт в Архангельске. Он говорил, что в 2010-м там было вполне нормальное, не слишком жаркое лето.

      Удалить
  9. Отрывки меня не устроили, я решила прочитать роман полностью.
    Это действительно удивительный мир. Мир Москвы современной и Москвы на столетие назад.
    Это судьбы людей, что связаны друг с другом какими-то невидимыми, но прочными нитями.
    Это история мира вообще и отдельной семьи. Она такая реальная и выпуклая, что невольно начинаешь вспоминать о своих предках.
    Мария, спасибо вам за хорошо проведенное время за чтением книги и отдельное спасибо за эмоции.
    Ну, и вопрос: а дальше, дальше-то что?!
    Вы обязательно должны писать дальше ;) И никакие возражения не принимаются!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Оксана, огромное спасибо за такой чудный отзыв!
      Когда писался этот роман, предполагалось, что он будет частью большой серии. Однако серия накрылась по независящим от автора обстоятельствам.
      Эх... Гладили бы меня вот так по шёрстке хотя бы раз в месяц, давно бы уже продолжение появилось :)
      Спасибо ещё раз! И за то, что не побоялись потратиться на книгу :)

      Удалить
  10. Мария очень понравился первый эпизод, который я прочитала из вашей книги, решила прочитать и этот. Наверное стоит прочитать всю книгу. Спасибо ещё раз за интересное чтиво!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я надеюсь, что в скором времени у меня на блоге начнёт работать магазин электронных книг. Уже сейчас некоторые можно купить, но этого романа там пока нет.

      Удалить