воскресенье, 28 февраля 2021 г.

4 Сто лет - не разница. Эпилог

        Недавно, находясь под впечатлением от встречи с Ириной Курамшиной, которую не видела очень давно, перечитала свой роман "Сто лет - не разница". И пришла к скромному выводу, что эта мадам Мария Тернова очень даже неплохо писала. ИриХа, спасибо тебе огроменное! Ты напомнила, какими мы были во времена Графоманов.нет: азартными, увлечёнными, общительными. И помоложе, чем теперь :)

       Ниже - эпилог романа. Героиня отправилась в прошлое, а жизнь пошла себе дальше...

Эпилог

 

А город жил себе дальше, почти не замечая муравьёв, ползающих по его гигантскому, непрестанно растущему телу. Стал ли он хоть немногим лучше – кто знает? Ведь нам не с чем сравнивать. Мы никуда не уходили и не признаём сослагательных наклонений для истории.

Одна из множества игр завершилась. Кто в ней победил? Или счёт – ничейный? Городу безразличен результат: он играет ради самого процесса.

 

В конце августа Марина Витальевна с сыном вернулись домой. По счастью, у Юры нашлись дальние родственники в Архангельске, а у тех – просторная и благоустроенная дача на берегу Северной Двины. И когда навалилось на город невообразимое пекло, он отправился с семьёй на север. Сам побыл там лишь пару недель: деньги-то зарабатывать нужно. И на собственной шкуре испытал все прелести московского зноя и смога. Когда хочется снять с себя всё, вплоть до кожи. Когда нечем дышать от гари, а температура за бортом выше, чем подмышкой. Когда плавится асфальт, и не выдерживают нервы. Когда… Нет, лучше не вспоминать этот затяжной кошмар.

Перед тем как ехать встречать своих на Ярославский вокзал, Юрий Константинович всё-таки вынес на помойку птичью клетку. Ни к чему ей больше мозолить глаза, у Маришеньки каждый раз слёзы, как увидит. Почти полгода прошло, хватит уже убиваться. Ведь не погибла девочка, не стала жертвой маньяка. Быть может, действительно прожила в прошлом веке долгую и счастливую жизнь.

А Мариша всё казнит себя, виноватой считает. Не нужно, мол, было рассказывать Анюте семейные байки. Мало ли, у кого в роду какие неприятности: тот проигрался и допился до белой горячки, этот на каторгу загремел. Но разве угадаешь, где лучше смолчать? История там пикантная, но ничего позорного в ней нет. Якобы объявилась некая авантюристка, и так охмурила старшего брата Маришиной бабки, что парень бросил учёбу и уехал с этой дамочкой из России. Почти сразу началась война, и от Павла пришло всего одно письмо. Никакого криминала, почему бы не рассказать? Но Анюта буквально помешалась на этом парне. Вбила себе в голову, что его нужно спасать от гибели. Бросила всё, сорвалась…  Как девочка это сделала, понять невозможно. Да какая разница? Всё равно теперь не вернёшь.

Вечер был пасмурный и дождливый, но Юрий Константинович радовался долгожданной прохладе не меньше, чем возвращению семьи. Мишенька так вырос за полтора месяца, и не узнать. И Мариша получше выглядит – немного успокоилась. Но, зайдя в комнату дочери, всё же всплакнула. Ничего, время возьмёт своё.

После позднего, на скорую руку приготовленного ужина, Марина Витальевна стала укачивать возбуждённого поездкой ребёнка, а мужа строго попросила отложить на время нежности и заняться чем-нибудь полезным в другой комнате. Ещё раз поцеловав сынишку в лобик, глава семьи удалился в комнату Анюты, чтобы полчасика посидеть за компьютером.

Но не прошло и пятнадцати минут, как он осторожно поскрёбся в дверь спальни:

– Маришенька, ты только взгляни, что я нашёл, – шёпотом позвал Юрий Константинович.

– До утра твоя находка не подождёт? – так же тихо спросила жена, приоткрыв дверь.

– Утром ты сама станешь ругаться, что сразу не показал. Идём к компьютеру.

– Сейчас приду, подожди.

Ей до сих пор было жутко заглядывать в эту комнату, где всё осталось, как было при Анюте. Давно пора переделать в гостиную, да рука не поднимается что-то трогать.

Усадив жену в кресло, Юра пристроился рядом, на подлокотнике дивана, и начал путано рассказывать:

– На форуме, где я обычно бываю, есть замечательная тема: «Забытые имена». Там частенько выкладывают материалы о незаурядных людях, которые по каким-то причинам не стали мировыми знаменитостями. Много интересного можно откопать об учёных, деятелях культуры, политиках, спортсменах…

– Юр, не растекайся мысию по древу. Я безумно устала сегодня: целый день с Мишкой в поезде! Показывай, что нашёл.

– Так вот же – стихи на мониторе. Читай, только не падай. Сейчас покрупнее сделаю.

Марина Витальевна всмотрелась в бледноватые, написанные от руки строчки, и зажала рот ладонью: таким же летящим почерком были заполнены школьные тетради дочери.

 

Как некстати весна наступила вчера

На больную мозоль, и почти до утра

Южный ветер стонал за окном, что пора

Выползать из нагретой берлоги.

 

Полусвет, полутьма, полуявь, полусон…

И грохочет в висках, как по рельсам вагон,

А бессовестно пьяный бродяга-циклон

Пляшет джигу на скользкой дороге.

 

Фиолетовый крокус, пробив снежуру,

Намекнёт, что весна – это всё же к добру.

Из осколков себя кое-как соберу:

Кривобока, глуха, колченога…

 

Но накатит, омоет безбашенный май,

И покажется тесной берлога-тюрьма,

И торжественно, будто царица – с ума,

Я шагну, не коснувшись порога.

 

– Думаешь, это её стихотворение?

– Дату внизу видишь? Двадцать первый год. Кто ещё, по-твоему, мог в то время написать «безбашенный»? Выложил это парень, у которого много знакомых и даже какая-то родня в Шотландии. Летом он там гостил, ездил по всей стране, а теперь вернулся и делится впечатлениями.

– А что-нибудь ещё есть? Ты этот стих обязательно распечатай!

Усталость уже была сброшена с плеч. Юрий Константинович невольно залюбовался женой: глаза блестят, разгладились морщинки на лбу. Он продолжил, зная, что теперь Мариша не станет торопить и перебивать:

– Так вот. Один из приятелей этого парня, журналист, живёт в Дамфрисе. Ну, город такой в Шотландии, – пояснил он, поймав недоумённый взгляд жены. – Завтра поищу подробности, если хочешь. Небольшой старинный город. Обычная, в общем, история для тех, кто поселился в старом доме. Среди всяческого хлама на чердаке обнаружилась папка с бумагами почти столетней давности. И гореть бы им благополучно в камине, разделив участь прочей макулатуры, но журналюга, по счастью, оказался женат на русской. А половина найденных бумаг была как раз на великом и могучем. Мужик заинтересовался. Изучил эти бумаги, затем начал шарить по архивам. История длинная, и я пока не вникал в подробности. Прочёл по диагонали и кинулся тебя звать. В общем, жила около ста лет назад в Дамфрисе некая Энн Корн, русская по происхождению.

– Корн? – переспросила Марина Витальевна. – Зерно?

– Вот именно! Молодая замужняя дама, слывшая экстравагантной во всём, вплоть до одежды. Говорят, дома носила исключительно брюки, даже гостей иногда так принимала. На фоне кавалеров, одетых в килты, должно было выглядеть оригинально. Так что Марлен Дитрих курит в сторонке одну за другой. Насчёт мистера Корна ничего пока сказать не могу, а вот Анна занималась литературными переводами и сама писала на двух языках. По-русски, надо полагать, для себя, так как наших эмигрантов в Англии было немного. На островах ведь никогда не жаловали иностранцев. А от русских после известных событий вообще во всём мире шарахаться начали. Энн Корн не была особенно популярной, но публиковалась. В основном, у неё стихи, но есть статьи на исторические темы и фантастические рассказы. Я так понял, что современникам было непросто принять образ мыслей Анны Корн.

– Предсказаниями она случайно не баловалась?

– Как в воду глядишь, Маришенька. Нострадамуса или бабку Вангу миссис Корн из себя не изображала, но многие её прогнозы сбывались. Да сама завтра почитаешь, этот парень разместил на форуме два очень солидных поста, я просмотрел только первый. Супруги Корн жили в Дамфрисе не очень долго – лет десять от силы. В середине двадцатых эта пара необъяснимым образом исчезла. Вот вчера были люди, а сегодня – не стало.

– И ни один Шерлок Холмс их так и не нашёл, – пробормотала Марина Витальевна, вспомнив, как доставал их всех некий отвратительный тип после исчезновения дочери. – Я не люблю читать с экрана, Юр.

– Всё, что найду, распечатаю, – успокоил муж.

– Портрета или фотографии там нет? Вдруг всё-таки не она.

– Давай-ка местами поменяемся, а то тянуться неудобно, – свернув окно со стихотворением, Юрий Константинович принялся прокручивать страницу. – Там, в самом низу, какой-то архив прикреплён. Сейчас скачаю. Ну, что я говорил?

С монитора на них в упор смотрела Анюта. Повзрослевшая, с пышной старомодной причёской, в тёмном платье с открытыми плечами. Она сидела в кресле, откинувшись на высокую резную спинку и свободно положив руки на широкие подлокотники. Лёгкая улыбка, в прозрачных глазах – грусть.

Марина Витальевна дотронулась дрожащим пальцем до чуть шероховатой плёнки, погладила дочь по волосам, по щеке. Аня, девочка моя. Куда ещё, в какое дремучее время тебя забросило?

 

4 комментария:

  1. Мария, очень интересно написан этот роман, так что не стоит скромничать. Если о нем узнали многие, то были бы такого же мнения!
    Я сейчас на блогспоте тоже.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да я не скромничаю, Софья. Просто отошла уже от этой темы: от сочинительства вообще и от издания книг в частности. Не вижу больше смысла, понимаете? :)
      Вы, пожалуйста, дайте мне ссылку на свой блог. Например, через мессенджер Фейсбука или Вотсап.

      Удалить
  2. Если честно, не очень понимаю почему смысла нет. С одной стороны сочинительство - это потребность самовыражения, с другой - способ заработать. Согласна, что заработать сложно, но если есть желание писать, то почему бы и нет.
    Мой блог https://puchkova-sofia.blogspot.com/

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Так ведь не читает никто, Софья. Практически никто. Я уж молчу о продажах, это вообще смешная до слёз тема. Поэтому и не вижу больше смысла самовыражаться таким способом. Соответственно, и желание почти не посещает :)
      Спасибо за ссылку!

      Удалить