понедельник, 10 февраля 2020 г.

0 Вернуться до снега. Отрывок 6

Небольшой зимний отрывочек. Ну хоть где-то должна быть нормальная зима с простыми снежными радостями? Или даже печалями и проблемами?
Здесь, в «Горном Раю», почему-то хотелось вставать рано, вне зависимости от того, во сколько угомонился. Окно спальни глядело на восток, и утро вкрадчиво проникало внутрь, просочившись сквозь шторы первыми солнечными лучами и трелями птиц.
Супруги вынырнули из моря снов практически одновременно. Стоило чуть шевельнуться Петровичу, и Галка томно потянулась, избавляясь от последних отголосков дремы. Приснится же такая ерунда: медвежья шкура, печально блуждающая по дому! Нет, кажется, это случилось на самом деле.
Наскоро приняв душ, господа Каширины почувствовали себя достаточно бодрыми для того, чтобы плотно позавтракать. Термометр, висящий за окном, показывал минус пять в тени. То есть, на солнце будет около нуля, и можно не утепляться. Джинсы, свитерочки с яркими геометрическими узорами и жилеты, оснащенные множеством карманов, – вот самый подходящий для такого погожего утра прикид.
– Очки? Деньги? Ключи? – привычно перечислила перед выходом Галка.
– Все на месте, – заверил Петрович, похлопав себя по карманам.
Шкура, сосланная на террасу, подверглась самому пристальному осмотру.
– Вроде бы, как бросил, так и лежит. Но, сама понимаешь, было темно. То есть, поручиться не могу.
– Не нравится мне хитрая и обиженная морда этого медведя, – проворчала Галка. – Скандалить пойдешь?
– Не знаю, решу после завтрака. Мне верные решения натощак не даются.
Ресторан, в котором они столовались, располагался в нескольких минутах ходьбы от коттеджа, чуть выше по склону. Но, как ни хотелось господам Кашириным поскорее оказаться в непосредственной близости от роскошного шведского стола, двинулись они туда не сразу. Петрович потащил жену в обход дома, чтобы взглянуть на следы под окном гостиной. При виде истоптанного снега его рука непроизвольно потянулась к затылку.
– Похоже, наш визитер пользовался не ходулями, а снегоступами, – сделала вывод Галка, переводя взгляд с огромных овальных вмятин на окно, до нижнего края которого она смогла бы дотянуться рукой, лишь встав на цыпочки. – Его рост должен быть порядка двух с половиной метров. Однако! Радует то, что такого великана легко вычислить среди отдыхающих.
Игорь мрачно согласился:
– Это верно. Вот только морду набить будет проблемой. Разве что он согласится выяснять отношения, сидя на корточках.
– Не прибедняйся. Все бы тебе морды бить. Отхлещешь по пузу или по почкам, не переживай.
Хорошо утоптанная дорожка петляла среди деревьев, то и дело пересекаясь с другими такими же. Для удобства отдыхающих на каждом перекрестке стояли указатели, которые ночью освещались невысокими ландшафтными фонариками. Заблудиться невозможно, даже задавшись такой целью. Вокруг озера, в непосредственной близости от него, располагались не только жилые коттеджи, рестораны и бары. Здесь можно было найти немало развлечений, не связанных с горными лыжами: боулинг, бильярд, тиры, дансинги, крытые корты и тому подобное, вплоть до библиотек и конференц-залов. Администрация курорта заботилась о том, чтобы учесть самые разнообразные запросы и потребности гостей, прибывших из других миров.
– Кто-то надругался над нашей снежной девой, – с возмущением заметила Галина, когда они проходили мимо обезглавленного снеговика, изображавшего девушку с метлой вместо весла. – И формы у нее вчера были далеко не такими пышными, насколько я помню.
– Детки резвятся, – откликнулся Петрович, отбросив в сторону скатившуюся на дорожку голову несчастной девы. – Наглядно изобразили гормональный взрыв, от которого у бедняжки начисто снесло крышу.
Ресторан, показавшийся за поворотом тропы, был двухэтажным, в отличие от большинства строений курортного комплекса. Весь низ занимала кухня, на которой почти круглосуточно трудились настоящие мастера своего дела. На второй этаж, где располагался обеденный зал с обращенной к озеру террасой, вела наружная лестница. Здание было построено совсем недавно, и толстые сосновые бревна, из которых состояли его стены, еще сочились янтарной смолой. Дом с высокой четырехскатной крышей казался медовым тортом, оставленным поваром-великаном остывать на снегу.
Прогрохотав тяжелыми ботинками по ступеням узкой лестницы, господа Каширины вошли в зал, благоухающий кофе и горячими блинчиками. Народу в этот ранний час было немного, они явились на завтрак одними из первых. Супруги неторопливо обошли вокруг длинного стола, заставленного всяческой снедью. В результате Галина набрала себе две тарелки разных вкусностей, а Петрович – целых три. Вот в таких ситуациях особенно кстати приходились навыки, приобретенные на Перекрестке. Ведь там все немножко маги. Вместо того, чтобы тащить к облюбованному столику на террасе тяжелые подносы, они заставили тарелки, стаканы сока и чашки кофе плыть рядом с собой по воздуху.
С просторной террасы открывался восхитительный вид на озеро и громоздящиеся за ним горы. Лес здесь расступался, образуя живую раму для сине-белого пейзажа. Широкий и ровный, почти без ухабов спуск облюбовала для забав ребятня из окрестных коттеджей, так что он пустовал только глубокой ночью. И сейчас по склону с визгом и уханьем каталась на санках самых разных конструкций пестро одетая мелочь.
На двух синих соснах, самых ярких и характерных представительницах местной флоры, растущих почти вплотную к ресторану, обитала суетливая семейка белок-летяг. Юркие рыжевато-серые зверьки гонялись друг за другом так активно, будто ловили вора. Этим смешным парашютистам явно некуда было девать излишки энергии. Они сновали вверх-вниз по стволам и веткам, азартно ругаясь между собой и поглядывая в сторону террасы: не появилось ли еще чего-нибудь вкусненького в кормушке, прилаженной под окном. Наблюдать возню и полеты шустрых воздушных акробатов с одного дерева на другое совершенно не надоедало.
Ближе к окончанию душевного завтрака, когда настала очередь завершающей чашечки кофе, Галина вспомнила о своем намерении связаться со старшей дочерью. Ленка долго не подходила к телекамню, а когда все же откликнулась, голос у нее был крайне раздраженный.
– Зайка, привет! Как там у вас дела?
– Как сажа бела! – рявкнула в ответ дочура. – Все с ума посходили, а я крайняя! Шурик, выплюни сейчас же эту гадость!
Раздался звук шлепка и возмущенный детский рев. Галина отвела телекамень подальше от уха.
– По какому поводу воюют? – поинтересовался Игорь.
– Без понятия. Скорее всего, обычная утренняя неразбериха.
Звуки, несущиеся из волшебного камушка, стихли до приемлемого уровня.
– Мам! Чего ты хотела? Говори быстрей, – позвала Алена, – а то у нас тут коррида в разгаре.
– Да уж слышу. Ты что, бьешь ребенка?
– Давай, вешай на меня всех собак! Это Шурик мне со всего маху по щеке залепил за то, что не разрешила ему слопать муху. Теперь Герси утешает их высочество. А я, как всегда, виновата: откуда в доме мухи?
– А правда, откуда они? – удивилась Галка.
– В Университете на днях какой-то полоумный защищал кандидатскую. Мухи – побочный эффект одной из его формул. Теперь везде летают – зеленые и фиолетовые, размером со шмеля. И пахнут конфетами. Повадки – как у настоящих надоедливых мух, только противомушиные формулы на них не действуют.
– Так пусть автор займется.
– Мам! Этот гений пять лет диссертацию сочинял. Причем, напрасно, поскольку балбеса единогласно прокатили. Представляешь, сколько времени понадобится обиженному тугодуму для получения контр-формулы? Придется своими силами. Перекресток уже на ушах стоит, мушки-то начали размножаться. Делением, и очень активно. Наши натуралисты практически переселились в Университет. Ма, так ты по делу или так просто звонишь? У меня правда забот выше крыши. – но, услыхав о шкуре, оживающей ночами, Алена призадумалась и перестала торопить мать. – Ох, как у вас там интересно, родненькие мои, – протянула она. – Что-то мне попадалась про такие шкуры, но на вскидку не вспомню – где и что именно.
– Не в «Урфине Джюсе», случайно? – хихикнула Галина.
– Да ну тебя, это же земная сказка! Если в своей базе не найду, съезжу в библиотеку. Вот только народ построю более-менее. А вы эту шкуру в любом случае привезите домой: очень любопытно взглянуть.
– Лен, ты еще попроси, чтобы мы полотенец гостиничных наворовали.
– Зачем же воровать? Скопируйте шкурку и оставьте в номере дубликат.
Галина замялась:
– Я не помню формулы. Так привыкла дома обходиться без них…
– Я тоже не помню. Потом перезвоню и продиктую. Вы только измерьте оригинал, чтобы подставить в формулу габариты.
Галка тяжело вздохнула, представив, как они с мужем ползают по полу, обмеряя рулеткой развертку белого медведя.
– Гасаныча бы сюда…
– Нам тоже старика не хватает, – поддакнула дочь.
– От Макса есть известия?
– Мастер Герр говорил, что Гасан являлся несколько раз буквально на минутку. Какие-то у них там затруднения. Подробностей не знаю.
– Ничего, разберутся на пару с джинном. Ладно, Зайка, звони. У нас уже над душой стоят, нужно освобождать столик. Всем – по привету и горячему зимнему поцелую. Пока!

*
Мои электронные книги можно приобрести здесь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий